Цветаев Иван Владимирович

(4(16).05.1847, село ДрÓздово Шуйского уезда Владимирской губ. – 30.08.(12.09.)1913, г. Москва). Окончил Петербургский университет (1870).

Магистр римской словесности (1873). Доктор истории искусства (1877). Член-корреспондент историко-филологического отделения (по разряду классической филологии и археологии) Санкт-Петербургской АН (1904).

Экстраординарный профессор кафедры римской словесности: а) латинского языка и толкования авторов, б) истории римской литературы, в) римских древностей (1879–1884); ординарный профессор кафедры классической филологии (1885–1888); ординарный профессор кафедры истории и теории искусств (1888–1913) историко-филологического факультета.

Директор Музея изящных искусств им. Александра III (1911–1913). В 1894 г. на I съезде русских художников и любителей художеств произнёс речь «Устройство музея античного искусства при Московском университете». Его стараниями был объявлен конкурс на лучший проект музея, собравший 15 работ. Выбран проект Р.И.Клейна. 17 авг. 1898 г. состоялась торжественная закладка музея на Колымажном дворе. Строительство шло главным образом на частные средства. Имена жертвователей присваивались тем залам, создание которых они финансировали. 31 мая (13) июня 1912 г. состоялось открытие музея.

Заслуженный профессор Московского университета (1898).

Область научных интересов: античная история и филология, история искусства.

Тема магистерской диссертации «Критическое обозрение “Германии” Тацита». Тема докторской диссертации «Сборник осских надписей с очерком фонетики, морфологии и глоссарием».

Читал лекции по римской словесности, истории искусства.

Основные труды: «Италийские надписи. Пелигинские надписи» (1883), «Италийские диалектические надписи» (1886), «Праздник христианской археологии в Риме весною 1892 г.» (1893), «Римские катакомбы. Из истории изучения их» (1896), «Записка о месте для памятника в Москве имп. Александру III» (1897), «Из жизни высших школ Римской империи» (1902), «Труды и жертвы Юрия Степановича Нечаева-Мальцева по Музею изящных искусств им. императора Александра III» (1902), учебные пособия «История римской литературы. Курс лекций» (1887), «Римские государственные древности» (1887), «Римские бытовые древности. Курс лекций» (1888), «Конспект лекций по истории античного искусства» (1904); «Заслуженный ординарный профессор Карл Карлович Гёрц. Некролог» (1883).

В середине 1960-х гг. на здании Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина открыта мемориальная доска с его именем.

Издано: И.В.Цветаев «Музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. История создания Музея в переписке профессора И.В.Цветаева с архитектором Р.И.Клейном и других документов. 1896–1912» (1977); «И.В.Цветаев создаёт музей» (сост. и коммент. А.А.Демская, Л.М.Смирнова, 1995).


«Малоречистый, с тягучим медленным словом, к тому же не всегда внятным, сильно сутуловатый, неповоротливый, Иван Владимирович Цветаев или — как звали его студенты — Johannes Zwetajeff, казалось, олицетворял собою русскую пассивность, русскую медленность, русскую неподвижность. Он вечно "тащился" и никогда не "шёл". “Этот мешок можно унести или перевезти, но он сам никуда не пойдет и никуда не уедет”. Так думалось, глядя на его одутловатое с небольшой русой бородкой лицо, на всю фигуру его“мешочком”, — и всю эту беспримерную тусклость, серость и неясность.
“Но, — говорит Платон в конце “Пира” об особых греческих тайниках-шкафах в виде Фавна, — подойди к этому некрасивому и даже безобразному фавну и раскрой его: ты увидишь, что он наполнен драгоценными камнями, золотыми изящными предметами и всяким блеском и красотою”. Таков был и безвидный неповоротливый профессор Московского университета, который совершенно обратно своей наружности являл внутри себя неутомимую деятельность, несокрушимую энергию и настойчивость, необозримые знания самого трудного и утонченного характера. Цветаев — великое имя в древнеиталийской эпиграфике (надписи на камне) и создатель Московского музея изящных искусств. Он был великим украшением университета и города».
(В.В. Розанов)
«В Ваших лекциях была какая-то особая внутренняя жизнь, образные характеристики, отчетливость мысли, изящная форма и дух любви к науке, который согревал изложение и делал близким для нас самое далёкое».
(Н.И. Романов)
«Курсы лекций отличались необыкновенным разнообразием: он читал римское искусство — и перед глазами слушателей возникало постепенное развитие форм античного храма и развертывались картины восстановленных Помпей с их богатой и яркой жизнью форума и терм; он читал искусство древнего Востока — и мы видели сфинксов Египта и крылатых быков Ассирии; он читал искусство христианской эпохи — и мы спускались за ним в катакомбы Рима, изучая гробницы и рассматривая потолки, покрытые росписью; он читал скульптуру Греции — и гипсовые группы как будто оживали перед нами».
(Д.С. Недович).