Мандельштам Леонид Исаакович

(22.04.(4.05.)1879, г. Могилёв – 27.11.1944, г. Москва). Окончил Страсбургский университет (1902).

Доктор натуральной философии (1902). Профессор (1913). Академик АН СССР (1929, член-корреспондент с 1928).

Профессор кафедры колебаний физического факультета (1933–1941). Заведующий кафедрой колебаний физического отделения (1932–1933). Заведующий кафедрой теоретической физики физико-механического факультета (1930–1931). Профессор кафедры физики (1925–1930), заведующий кабинетом теоретической физики и оптики (1926–1930) физико-математического факультета. Действительный член НИИ физики при физико-математическом факультете/МГУ (1925–1944).

Награждён орденами Ленина (1944), Трудового Красного Знамени (1940).

Лауреат Ленинской премии (1931), Государственной премии СССР (1942).

Область научных интересов: теоретическая, экспериментальная и техническая физика, история науки.

Ленинскую премию получил за работы по оптике и теории колебаний.

Госпремию получил за научные работы в области теории колебаний и распространения радиоволн: «Интерференционные методы исследования распространения радиоволн и их применение», опубликованную в 1941 г., и «Об одном варианте интерференционного метода исследования распространения радиоволн», опубликованную в 1940 г.

Читал курсы «Электродинамика», «Физическая оптика», «Теория относительности».

Президиум РАН учредил премию им. Л.И.Мандельштама за лучшие работы по физике (1994). В МГУ учреждена стипендия им. Л.И.Мандельштама (1945).

Издано: Н.Д.Папалекси «Краткий очерк жизни и деятельности Леонида Исааковича Мандельштама» (1945).


«Глубокоуважаемый Леонид Исаакович! Я уже давно хотел обратиться к Вам с этим письмом, но некоторая неясность положения удерживала меня. Сегодня, наконец, оно выяснилось настолько, что я имею возможность писать Вам. Речь идет о Вашей кандидатуре на кафедру теоретической физики в Московском университете. Вы, вероятно, так или иначе знаете, что Ваша кандидатура была выдвинута нами, после смерти С.А.Богуславского, наряду с кандидатурами Epstein'a и Ehrenfest'a. Однако до сих пор не удавалось добиться объявления конкурса: правление, якобы из соображений экономии, отказывалось возбудить перед ГУС ходатайство об открытии конкурса. Сегодня, наконец, в заседании предметной комиссии было заявлено, со слов ректора, что если Вы, Ehrenfest или Epstein выразите согласие занять эту кафедру, то возражений против замещения кафедры правление не представит. Совершенно очевидно, что ни Epstein, ни Ehrenfest сюда не пойдут. Так что все дело сводится лишь к Вашему согласию. Вероятно, Вы на днях получите официальный запрос по этому поводу. Я же, выражая собственное мнение и мнение многих из моих товарищей по университету, решил обратиться к Вам дополнительно с этим письмом.

Вы, конечно, знаете ситуацию в Московском университете и знаете тех людей, которые играют там первые роли. Поэтому отрицательная сторона Москвы Вам хорошо известна. Другая сторона дела в следующем: по глубокому убеждению многих из нас, Вы являетесь последней надеждой на оздоровление Физического института Московского университета. Только появление такого лица, как Вы, может положить начало формированию кружка людей, желающих и могущих работать, положит конец бесконечным интригам, совершенно пропитавшим всю почву института. Есть немалая группа студентов, жаждущих настоящего научного руководства и, несмотря на свою молодость, уже разочаровавшихся в теперешних руководителях института.

По мысли С.А.Богуславского, кафедра теоретической физики была учреждена в качестве Кабинета теоретической физики с лабораторией – так что у Вас открывается возможность поставить ряд экспериментальных работ. В настоящее время в распоряжении кабинета теоретической физики лишь две комнаты. Но если бы с Вашим появлением потребовалось бы увеличение площади, то я не сомневаюсь в возможности этого. Итак, я думаю, что Вы найдете в Москве ряд людей, которые горячо ждут Вашего приезда и из них сможете создать вокруг себя кружок работающих.

К отрицательным сторонам дела относится, как Вам, конечно, хорошо известно, низкая оплата. Вероятно, Вы могли бы рассчитывать также и на иные источники, в частности, на Госиздат. Что касается квартиры, то мне кажется, Вы могли бы поставить условием предоставление Вам квартиры, и я думаю, что у университета нашлась бы возможность Вам её предоставить. Извините, что я беру на себя смелость писать обо всем этом: мне очень страшно, что Вы сразу и решительно откажетесь. Всего хорошего. Искренне уважающий Вас Гр. Ландсберг».