ЭС: С.Л.Франк

ФРАНК СЕМЁН ЛЮДВИГОВИЧ (16(28).01.1877, Москва – 10.12.1950, Лондон, Великобритания), философ.
 
Учился на юридическом факультете Московского университета (1894–1899). Ученик П.И. Новгородцева, А.И. Чупрова.
Магистр (1916, «Предмет знания. Об основах и пределах отвлечённого знания»). Доктор (1917, «Душа человека. Опыт введения в философскую психологию», защита не состоялась по причине революционных событий).
 
 
Научная и педагогическая деятельность. В сфере научных интересов философская антропология, социальная и политическая философия, философия религии, природа человеческого сознания. Учился в университетах Берлина, Гейдельберга и Мюнхена (1899–1901).
Создатель религиозно-философской системы, ставшей развитием метафизики всеединства Вл.С. Соловьёва. Остро переживал революционные события XX в., рассматривая их как кризис гуманизма, культуры, человека. В центре его философии – проблема осмысления бытия и через бытие – осмысление человека, что нашло наиболее полное изложение в опубликованной посмертно книге «Реальность и человек» (1956). Человек – существо, трагически раздвоенное посредством вечного раздора между «духовным началом» и «слепотой мирских сил». Только с Богом как с высшей реальностью человек обретает себя как личность, получает свою подлинную свободу. В отличие от традиционного религиозного взгляда, Бог, по С.Л. Франку, определяет бытие человека как «свободное самобытие».
Идеи социальной философии наиболее полно изложены учёным в работе «Духовные основы общества» (1930), которая представляет общество не хаотическим скоплением разрозненных индивидов, преследующих собственные цели, а объединённым соборным единством «мы». Посредством «мы» – реализуются обычаи, нравы, социальные порядки, обеспечивающие социальную стабильность. При этом хозяйственно-экономическая сторона общественной жизни не определяется однозначно материально-техническими условиями, а зависит от характера народа, традиций, нравственных воззрений.
 
В 1909 г. принял участие в эпохальном сборнике «Вехи» со статьёй «Этика нигилизма». Положив в основу определяющего признака русской интеллигенции отношение к ценностям, подверг её жёсткой критике за нигилистический морализм и лежащий в его основе утилитарный взгляд на культуру, проявившиеся в период революционных событий начала XX в.
«Нигилистический морализм есть основная и глубочайшая черта духовной физиономии русского интеллигента: из отрицания объективных ценностей вытекает обожествление субъективных интересов ближнего (“народа”), отсюда следует признание, что высшая и единственная задача человека есть служение народу, а отсюда, в свою очередь, следует аскетическая ненависть ко всему, что препятствует или даже только не содействует осуществлению этой задачи. … Русскому интеллигенту чуждо и отчасти даже враждебно понятие культуры в точном и строгом смысле слова. Когда у нас говорят о культуре, то разумеют или железные дороги, канализацию и мостовые, или развитие народного образования, или совершенствование политического механизма, и всегда при этом нам преподносится нечто полезное, некоторое средство для осуществления иной цели – именно удовлетворения субъективных жизненных нужд. Но исключительно утилитарная оценка культуры столь же несовместима с чистой её идеей, как исключительно утилитарная оценка науки или искусства разрушает самое существо того, что зовется наукой и искусством. Именно этому чистому понятию культуры нет места в умонастроении русского интеллигента. Теоретически в основе социалистической веры лежит тот же утилитаристический альтруизм – стремление к благу ближнего; но отвлечённый идеал абсолютного счастья в отдалённом будущем убивает конкретное нравственное отношение человека к человеку, живое чувство любви к ближним, к современникам и их текущим нуждам. Социалист – не альтруист; правда, он также стремится к человеческому счастью, но он любит уже не живых людей, а лишь свою идею – именно идею всечеловеческого счастья. Жертвуя ради этой идеи самим собой, он не колеблется приносить ей в жертву и других людей. … Так из великой любви к грядущему человечеству рождается великая ненависть к людям, страсть к устроению земного рая становится страстью к разрушению, и верующий народник-социалист становится революционером. Психологическим побуждением и спутником разрушения всегда является ненависть, и в той мере, в какой разрушение заслоняет другие виды деятельности, ненависть занимает место других импульсов в психической жизни русского интеллигента… <Поэтому мы> можем определить классического русского интеллигента как воинствующего монаха нигилистической религии земного благополучия… От непроизводительного, противокультурного нигилистического морализма мы должны перейти к творческому, созидающему культуру религиозному гуманизму».
 
1917 год. Февральская и Октябрьская революции вызвали такое же неприятие им ситуации, как и события 1905–1907 гг. Для сборника «Из глубины» С.Л. Франк написал статью «De profundis» (1918), в которой эмоционально описал падение России в духовную пропасть революции, возложив ответственность на политиков, «которые в своих программах и в своём образе действий считаются с каким-то выдуманным идеальным народом, а не с народом реально существующим».
«Если бы кто-нибудь предсказал ещё несколько лет тому назад ту бездну падения, в которую мы теперь провалились и в которой беспомощно барахтаемся, ни один человек не поверил бы ему… это есть не убийство, а самоубийство великого народа. Вихрь, закрутивший нас с марта прошлого года, был не подъёмом творческих политических сил, а принёс лишь гибель, залепил нам глаза поднявшейся с низин жизни пылью и завершился разрушительной свистопляской всех духов смерти, зла и разложения. Более глубокое определение источника зла, погубившего Россию, приходится отметить в лице нарастающего сознания гибельности социалистической идеи, захватившей широкие круги русской интеллигенции и просочившейся могучими струями в народные массы. Действительно, Россия произвела такой грандиозный и ужасный по своим последствиям эксперимент всеобщего распространения и непосредственного практического приложения социализма к жизни, который не только для нас, но, вероятно, и для всей Европы обнаружил все зло, всю внутреннюю нравственную порочность этого движения».
 
Семейные хроники сохранили воспоминания жены С.Л. Франка о мытарствах этих лет:
«В 1917 г. разражается революция, которая очень быстро превращается в большевизм. Семёну Людвиговичу временным правительством предложено организовать историко-филологический факультет в Саратове, мы решаем покинуть Петербург. Но в Саратове настигает нас большевизм и вместе с ним голод; пришлось, ради куска хлеба для детей, искать прибежище в немецких колониях, которые ещё не были обобраны большевиками... Мы переменили не одну колонию, и под конец нам пришлось вернуться в Саратов, так как в колониях нам угрожали и арест, и такой же голод. Пережив лето в Саратове, осенью 1921 г. Семён Людвигович решает переезжать в Москву. Прожили зиму в Москве, в холоде и голоде, в невероятной тесноте, в коммунальной квартире. Летом устроились в деревне, где Семён Людвигович был арестован, аресты произведены среди крупных учёных и мыслителей. В тюрьме эта группа пробыла несколько дней. Их выпустили под расписку с обязательством покинуть родину без права возращения».
Решение о переезде в Москву было принято после приглашения учёного в МГУ.
 
«Франк Семён Людвигович. Профессор – философ-идеалист. Проходит по агентурному делу “Берег“. Принимал участие в конспиративных собраниях у Авилова. Противник реформы высшей школы. Правый кадет направления “Руль”. Несомненно вредный. Он был из Саратова снят за противосоветскую деятельность. По общему своему направлению способен принять участие в церковной контрреволюции. Франк не опасен как непосредственная боевая сила, но вся его литература и выступления в юридическом обществе и в Петроградском философском обществе направлены к созданию единого философско-политического фронта определённо противосоветского характера. Тов. Семашко за высылку. Главпрофобр за высылку».
 
Неудовольствие советской власти вызвала написанная с позиций метафизической социальной философии брошюра С.Л. Франка «Очерк методологии общественных наук», вышедшая в книгоиздательстве «Берег» (1922). Основу «Очерка…» составили лекции, прочитанные им в Саратовском университете и Институте народного хозяйства.
«Зачем это “смиренное познание” проповедывать с кафедры, да еще в Институте народного хозяйства? Представляем, какие из него выйдут хозяйственники, если они будут обработаны такими философами. Это “смирение”, действительно, может привести к фихтевскому положению: “философствовать, значит не действовать”…Куда же мы денем таких философствующих хозяйственников?», – вопрошал профессиональный революционер К.Я. Грасис.
 
Выслан из Советского Союза в 1922 г. на «философском пароходе». Жил в Германии, Франции, Англии.
 
Основные труды: «Введение в философию в сжатом изложении» (1922).
 
Литература: Буббайер Ф. С.Л.Франк. Жизнь и творчество русского философа. – М., 2001; Грасис К.Я. Рецензия на книгу: С.Л.Франк. Очерк методологии общественных наук. URL: http://www.ruthenia.ru/sovlit/j/284.html; Миронов В.В. Философия всеединства С.Л.Франка. URL: https://www.e-reading.club/book.php?book=39113; Илья Михайлович Франк: Очерки и воспоминания. – М., 2008.