Летопись - 1818

Январь, 31
К Московскому университету причислена церковь св. Георгия на Красной горке. Архиепископ Дмитровский Августин обратился к министру духовных дел и народного просвещения: «Ваше сиятельство изволили отнестись ко мне, что в Московском императорском университет, до нашествия неприятельского, находилась церковь во имя мученицы Татианы, но ныне оную церковь, при обстройке университетского дома, поместить в нём, по многим причинам, признаёте неудобным. В следствие чего просите Ваше сиятельство, чтобы приходскую Георгиевскую церковь, что на Красной горке, со всей её утварью, ризницей и землёю назначил я для университета, и нынешний притч при ней оставил. В следствие чего Московская Духовная консистория определением, мною утверждённым, заключила:
1) Георгиевскую церковь причислить к Московскому университету со всею в ней утварью и оставшуюся от Татиановской церкви утварь поместить в оную.
2) Церковную землю, кроме находящейся под домами священно- и церковнослужителей, отдать университету.
3) Нынешних: священника, дьячка и пономаря оставить при георгиевской церкви с получением положенного от университета жалования, а иеромонаху Ионе, числящемуся при университет, предоставить на волю избрать какой-либо монастырь, дьячку там же приискивать праздное причетническое место». Церковь была возвращена в Духовное ведомство в 1834 г.
(Сборник распоряжений по Министерству народного просвещения. Т. 1. 1802–1834. СПб., 1866. С. 315–316; Журнал Министерства народного просвещения. 1834. Ч. 3. №VII. Июль. С. VI)
Февраль, 8
Рескрипт Александра I о передаче в дар университету анатомического кабинета из 5000 препаратов, приобретенного за 125 тыс. рублей у лейб-медика X.И. Лодера, известного врача, выпускника Гёттингенского и профессора Йенского университета, перешедшего на русскую службу. Университет получил способ «чрез сиё знаменитое анатомическое собрание облегчить и усовершенствовать приобретение сведений в медицинских науках и вознаградить потерю в учебных пособиях». Лодер согласился без жалованья преподавать в университете анатомию (не будучи в составе профессорской корпорации). Ему присвоено звание Почётного члена университета.
(Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. 1. 1802–1825. СПб., 2-е изд., 1875. С. 1135–1136; Шевырёв С.П. История имп. Московского университета, написанная к столетнему его юбилею. 1755–1855. М., 1855. С. 429, 436–437, 549)
Февраль, 14
Указом Александра I утверждены новые привилегии университетского Благородного пансиона. Управление им полностью отделялось от университетского и поступало под непосредственный контроль попечителей. Для руководства пансионом из числа ординарных профессоров избирался директор (эту должность до 1826 г. занимал А.А. Прокопович-Антонский). Расширенная образовательная программа пансиона охватывала предметы всех факультетов Московского университета, кроме медицинского, к преподаванию приглашались лучшие профессора и адъюнкты, причём особое значение придавалось литературному образованию. В последующие годы пансион окончили В.Ф. Одоевский, С.П. Шевырёв, М.Ю. Лермонтов.
(Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. 1. 1802–1825. СПб., 2-е изд., 1875. С. 1137–1138; Шишкова Э.Е. Московский университетский Благородный пансион // Вестник Московского университета. Сер. История. 1979. №6. С. 81–83)
Выпускникам было предоставлено право на получение чинов, в зависимости от успехов в учении, по трём разрядам — от XIV до X класса. При этом произошёл юридический казус, поскольку высшим чином для выпускника самого университета был XII, который получали кандидаты. В итоге для университетских лекций не находилось слушателей, а пансион был переполнен.
(Петров Ф.А. Формирование системы университетского образования в России. М., 2002. Т. 2. С. 490–491)
Июнь, 11
В Берлинский университет «для усовершенствования в натуральной истории и сельском домоводстве» направлен доктор медицины М.Г. Павлов.
(ЦИАМ, ф. 459, оп. 7, ед. хр. 1074, л. 1–4, 13–17; ед. хр. 1075, л. 8–10)
Август, 4
Указ Александра I Сенату, в котором говориться, что студенты российских университетов не должны были начинать своё образование «в иностранных университетах, но непременно в одном из отечественных и оставаться в оном три года беспрерывно...<поскольку> бывшие в иностранных университетах студенты привозят с собой весьма часто развратные нравы, дух своеволия и безбожничества и, воспринимая некоторый верх над прочими студентами, не бывшими еще в чужих краях, производят на них самые вредные влияния, составляют тайные сотоварищества, по примеру существующих между иностранными студентами...».
(Петров Ф.А. Формирование системы университетского образования в России. М., 2002. Т. 2. С. 475–476)
Октябрь, 10
Торжественное открытие восстановленного после пожара Главного университетского корпуса (архитектор Д.И. Жилярди).
(ЦИАМ, ф. 418, оп. 115, ед. хр. 459, л. 1, 5)
В течение 1818 года
Положение в германских университетах стало предметом обсуждения в Главном правлении училищ Министерства духовных дел и народного просвещения. Член правления дипломат А.С. Стурдза назвал германские университеты «рассадниками революционного духа и безбожия». Он предложил меры по ограничению прав и свободы русских университетов, как разработанные в своё время по образцу немецких. Эти меры сводились к
1) уничтожению всех привилегий, данных университетам;
2) подчинению студентов городской полиции и ликвидации университетского суда;
3) установлению строгого контроля за преподаванием, которое должно было вестись исключительно, слово в слово, по утверждённным правительственным учебникам;
4) превращение университетских конференций (советов) в чисто совещательные собрания без права избрания на профессорские кафедры, что должно было быть поручено правительству.
(Петров Ф.А. Формирование системы университетского образования в России. М., 2002. Т. 2. С. 476–477)
Деканами отделений избраны:
–  физических и математических наук – проф. И.А. Двигубский (29 мая).
(ЦИАМ, ф. 459, оп. 1, ед. хр. 996)
–  врачебных (или медицинских) наук – проф. X.Г. Бунге (29 мая).
(ЦИАМ, ф. 459, оп. 1, ед. хр. 996)
–  нравственных и политических наук – проф. А.М. Брянцев (29 мая).
(ЦИАМ, ф. 459, оп. 1, ед. хр. 996)
–  словесных наук – проф. А.Ф. Мерзляков (29 мая).
(ЦИАМ, ф. 459, оп. 1, ед. хр. 996)
 
Год летописи: