ЭС: А.Д.Сахаров

САХАРОВ АНДРЕЙ ДМИТРИЕВИЧ (21.05.1921, Москва – 14.12.1989, Москва), физик, инженер-изобретатель, общественный деятель.
 
Окончил физический факультет МГУ (1942). Ученик И.Е. Тамма.
Кандидат физико-математических наук (1947, «Теория ядерных переходов типа 0–0»). Доктор физико-математических наук (1953).
Академик отделения физико-математических наук (физика) АН СССР (1953).
 
В Московском университете. До 13 лет по желанию родителей обучался преимущественно дома. В 1934 г. был зачислен сразу в 7-й класс средней школы.
«В конце 8-го класса один из моих одноклассников предложил мне ходить с ним в математический кружок при университете. Там я увидел своих сверстников, свободно рассуждающих о высоких материях – комбинаторике, теории чисел, неевклидовой геометрии и т.п. Всё это было новым и вдохновляющим… Как отличник я имел право поступить в вуз без экзаменов… Осенью 1938 г. я поступил на физический факультет МГУ, тогда, вероятно, лучший в стране… Я пошёл на физфак почти не размышляя, под влиянием папы и давно сложившегося желания...».
Студенческие годы разбились на два периода – три довоенных и один военный, проведённый в эвакуации.
«На I–III курсах я жадно впитывал в себя физику и математику, много читал дополнительно к лекциям... Я с большой благодарностью вспоминаю своих первых профессоров – <И.В.> Арнольда, <А.И.> Рабиновича, <А.П.> Нордена, <А.Б.> Млодзеевского (младшего), <М.А.> Лаврентьева (старшего), <Н.Д.> Моисеева, <А.А.> Власова и других. Большой чёткостью и ясностью отличались лекции <А.Н.> Тихонова – пожалуй только, они были слишком элементарны для физиков… Из университетских предметов только с марксизмом-ленинизмом у меня были неприятности – двойки, которые я потом исправлял. Их причина была не идеологической, мне не приходило тогда в голову сомневаться в марксизме как идеологии в борьбе за освобождение человечества; материализм тоже мне казался исчерпывающей философией. Но меня расстраивали натурфилософские умствования, перенесённые без всякой переработки в XX век строгой науки».
Занятия на физическом факультете А.Д. Сахаров совмещал с интенсивным посещением специальных математических курсов по теории вероятностей, вариационному исчислению, теории групп, основам топологии.
В октябре 1941 г. он был эвакуирован вместе с университетом в Ашхабад. Курс физфака, сильно уплотнённый и скомканный, был окончен им к лету 1942 г.
«Наш курс выпускался со специальностью “Оборонное металловедение”. Это название, в основном, было данью времени; по существу же металловедение мы знали очень мало и тем более – оборонное; непонятно, что это вообще такое. Все же доц. <М.В.> Дехтяр прочёл нам небольшой курс, из которого я почерпнул такие понятия, как аустенит, текстура, дислокации и т.п. Потом я мог не смущаться, встречая эти термины в каких-либо книгах. В соответствии с этой специальностью мне была предложена и тема дипломной работы – поиски замены дефицитного серебра в контактах реле релейной защиты. Тема эта, конечно, была несколько надуманная – даже в военное время не надо экономить там, где существует риск многотысячных потерь. Но мне надо было выполнять диплом, а не рассуждать. Я решил, что серебро можно заменить в контактах нержавеющей сталью. Пошёл на рынок, купил вилку из “нержавейки”, отпилил “вязкие” зубья (это было трудней всего) и загнал их молотком в гнёзда, откуда вытащил серебро. Это чудо техники я предъявил комиссии вместе с несколькими страницами теоретических обоснований.
В начале июля начались госэкзамены. По теоретической физике экзамены принимал А.А. Власов... Задав несколько вопросов, больше для формы, и вписав в ведомость крупную пятерку, Власов сказал: – Я хочу предложить вам остаться в аспирантуре на кафедре теоретической физики. Если вы согласитесь, я сегодня же подам на вас документы.
Я уже был готов к этому разговору, ждал его по каким-то причинам. Я поблагодарил Анатолия Александровича, но отказался. Мне казалось, что продолжать ученье во время войны, когда я уже чувствовал себя способным что-то делать (хотя и не знал – что), – было бы неправильно. Я сказал ему, что решил поехать на военный завод по распределению. Вскоре декан проф. А.С. Предводителев вручил мне диплом об окончании МГУ … с правом работать преподавателем физики в средней школе. Я получил направление на военный завод в город Ковров и выехал по назначению».
 
Научная и педагогическая деятельность. В сфере научных интересов теоретическая физика, ядерная энергетика, физика элементарных частиц, физика ядра, физика плазмы, теория поля, космология.
Серьёзной научной работой начал заниматься после окончания университета. Участвовал в расчётах, проводимых И.Е. Таммом в подтверждение теории бета-распада. До середины 1960-х гг. активно участвовал в «Атомном проекте». После уменьшения интенсивности работ по спецтематике занялся проблемами космологии и астрофизики.
 
«Атомный проект». В 1944 г. поступил в аспирантуру Физического института АН СССР к И.Е. Тамму. В 1948 г. привлечён им в группу по созданию водородной бомбы, в которую вошли также В.Л. Гинзбург и С.З. Беленький.
«Об открытии явления деления ядер урана я впервые узнал еще до войны. Через некоторое время я прочитал на ту же тему обзорную популярную статью в “Успехах физических наук”… Наступил август 1945 г. Утром 7 августа я вышел из дома в булочную и остановился у вывешенной на стенде газеты. В глаза бросилось сообщение о заявлении Трумэна: на Хиросиму 6 августа 1945 г. в 8 часов утра сброшена атомная бомба огромной разрушительной силы в 20 тыс. тонн тротила. У меня подкосились ноги. Я понял, что моя судьба и судьба очень многих, может всех, внезапно изменилась. В жизнь вошло что-то новое и страшное, и вошло со стороны самой большой науки – перед которой я внутренне преклонялся».
 
Совместно с И.Е. Таммом начал работу по проблеме управляемой термоядерной реакции. Эти работы, в основу которой были положены идеи о термоизоляции горячей плазмы от стенок с помощью магнитного поля (МТР), привели к использованию управляемого термоядерного синтеза для промышленных целей и созданию, в дальнейшем, установок токамак.
Предложил использовать энергию сходящегося взрыва (имплозии, кумуляции) для получения сверхсильных магнитных полей и мощных импульсных токов, рассматривая возможность применения магнитной кумуляции (МК) энергии для создания мощных ускорителей элементарных частиц с большими энергиями и интенсивностями пучка. Разработал два типа взрывомагнитных генераторов МК-1 (сжатие аксиального магнитного поля) и МК-2 (вытеснение магнитного поля из соленоида и последующее его сжатие стенками коаксиала).
В 1950 г. начал работу в сверхсекретном городе-институте Арзамасе-16/Сарове по созданию ядерного оружия. Предложил собственный проект термоядерного заряда, основанный на «первой идее» – «Слойке», «вторую» – «LiDочка» разработал В.Л. Гинзбург. Участвовал в испытаниях РДС-6с на Семипалатинском полигоне 12 августа 1953 г. Осенью 1953 г. получил по представленному реферату докторскую степень и был избран в Академию наук СССР. За исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания правительства награждён званием Героя Социалистического Труда и лауреата Государственной премии СССР (1953).
Остался в Сарове дорабатывать «изделие», рассчитывая совместно с Я.Б. Зельдовичем «третью идею» – атомное (излучательное) обжатие. Участвовал в испытаниях РДС-37 на Семипалатинском полигоне 22 ноября 1955 г. За исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания правительства награждён званием Героя Социалистического Труда и лауреата Ленинской премии (1956).
Рассчитал многочисленные термоядерные изделия разных весов и мощностей, предназначенные для различных носителей, в том числе самый мощный взрыв водородной бомбы в истории человечества АН602/РДС-202 на ядерном полигоне «Сухой Нос» на Новой земле 30 октября 1961 г. За исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания правительства награждён званием Героя Социалистического Труда.
 
Общественная деятельность. Осознание мировой опасности термоядерного оружия и моральной ответственности перед человечеством сильно повлияло на общественно-политические взгляды А.Д. Сахарова. С конца 1950-х гг. он стал задумываться о биологических последствиях ядерных испытаний, общих проблемах экологии. В 1952 г. совместно с Д.А. Франк-Каменецким обосновал самолётный способ отбора аэрозольных проб в атмосфере, позволявший отслеживать факт проведённых испытаний и определять характеристики испытываемого образца.
Борьба с лысенковщиной («Письмо трёхсот», 1955), инициация Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой/Московский договор (5 августа 1963 г.), защита Байкала (1967), – постепенно расширяясь, круг проблем привёл учёного к необходимости занятия активной правозащитной позиции.
После выступлений, опубликованных в западной прессе, с протестом против развязывания советским правительством Афганской войны 1979–1989 гг., лишён званий Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии СССР, лауреата Ленинской премии и сослан в г. Горький (1980–1986).
 
Великая Отечественная война.
«22 июня 1941 г. вместе с другими студентами нашей группы пришёл на консультацию перед последним экзаменом III курса. Неожиданно нас всех позвали в аудиторию. В 12 часов дня было передано сообщение о нападении Германии на Советский Союз. Выступал Молотов. Он окончил словами, которые 3 июля повторил Сталин: “Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!”…
В эти дни многие из моих сверстников оказались в армии. С нашего курса никого не призывали, но после ополчения многие были переведены в регулярные части (впрочем, потом часть из них была демобилизована). Некоторые, не подпавшие, как я, под призыв, в особенности девочки, – пошли в армию добровольцами. Я не помню, чтобы я думал об этом. Я не был уверен в своей физической пригодности для фронта, но не это было главное. Я знал о том горе, которое моя возможная гибель принесла бы родным, но и тут я понимал, что так же у всех. Просто я не хотел торопить судьбу, хотел предоставить всё естественному течению, не рваться вперёд и не “ловчить”, чтобы остаться в безопасности. Получилось так, что я никогда не был в армии, как большинство моего поколения, и остался жив, когда многие погибали. Так сложилась жизнь».
Начал работать в изобретательской группе доц. М.В. Дехтяра над вариантом магнитного щупа для нахождения стальных осколков в теле раненых лошадей по заданию ветеринарного управления армии. Работа над прибором совершенствовала познания А.Д. Сахарова в области магнитной дефектоскопии и физики магнитных и ферромагнитных явлений и оказалась чрезвычайно полезна позже при работе на патронном заводе. Вместе со многими студентами он вступил в ряды противовоздушной обороны при университете, с первых воздушных налётов участвуя в тушении зажигалок и пожаров. Трудился на субботниках, разгружая эшелоны с промышленными и военными грузами, рыл траншеи и противотанковые рвы.
В 1941 г. эвакуирован в Ашхабад, где получил диплом об окончании МГУ.
 
Государственные награды: Герой Социалистического Труда (1953, 1956, 1962). Ордена – Ленина (1953, 1956, 1962).
 
Награды иностранных государств: Нобелевская премия мира «за бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между людьми и мужественную борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства» (Норвежский нобелевский комитет, 1975).
Учёный не присутствовал на вручении награды, но в представленной нобелевской лекции «Мир, прогресс, права человека» подчеркнул, что
«с особенным удовлетворением воспринял формулировку Комитета, в которой подчёркнута роль защиты прав человека как единственного прочного основания для подлинного и долговечного международного сотрудничества. Эта мысль кажется мне очень важной. Я убеждён, что международное доверие, взаимопонимание, разоружение и международная безопасность немыслимы без открытости общества, свободы информации, свободы убеждений, гласности, свободы поездок и выбора страны проживания. Я убежден также, что свобода убеждений, наряду с другими гражданскими свободами, является основой научно-технического прогресса и гарантией от использования его достижений во вред человечеству, тем самым – основой экономического и социального прогресса, а также является политической гарантией возможности эффективной защиты социальных прав. Таким образом, я защищаю тезис о первичном, определяющем значении гражданских и политических прав в формировании судеб человечества».
 
Память. В Москве открыта региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» – Сахаровский центр (1990).
Новокировский проспект в Центральном административном округе г. Москвы переименован в «Проспект академика Сахарова» (1990).
В Нижнем Новгороде открыт Музей А.Д. Сахарова (1991).
 
Основные труды: «Радиоактивный углерод ядерных взрывов и непороговые биологические эффекты» (1958), «Начальная стадия расширения Вселенной и возникновение неоднородности распределения вещества» (1964), «О стране и мире» (1976).