ЭС: Сессия ВАСХНИЛ 1948 г.

СЕССИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ АКАДЕМИИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК ИМЕНИ В.И. ЛЕНИНА (31 ИЮЛЯ – 7 АВГУСТА 1948 Г.), расширенное заседание ВАСХНИЛ, ключевое событие в противостоянии «мичуринской агробиологии» и классической генетики.
 
За годы до сессии, газета «Московский университет» активно освещала ход конференций по проблемам генетики, динамики развития организмов, проводимых биологическим факультетом и не имевших никакого идеологического подтекста – споры в науке всегда служили её двигателем. Основы нового направления закладывались в трудах Н.П. Дубинина, М.М. Завадовского, Н.К. Кольцова, А.С. Серебровского, Н.В. Тимофеева-Ресовского, С.С. Четверикова.
Первоначально дискуссии велись в рамках, не выходящих за пределы традиционных. Известно было признание заслуг Т.Д. Лысенко президентом ВАСХНИЛ Н.И. Вавиловым и его доброе, уважительное отношение к И.П. Мичурину. Обсуждение преимуществ и недостатков работ Т.Д. Лысенко велось в рабочем режиме до 1936 г. В августе 1936 г. он выступил с докладом «О внутрисортовом скрещивании растений самоопылителей», положившим начало его противостоянию с генетиками. Война отсрочила диалог.
 
В ноябре 1947 г. на заседании Совета биологического факультета декан С.Д. Юдинцев выступил с открытой критикой взглядов Т.Д. Лысенко. В ответ – кафедра диалектического и исторического материализма философского факультета, возглавляемая одиозной фигурой З.Я. Белецкого, провела своё заседание. Конфликт биологов и философов приобрёл общеуниверситетский масштаб. В такой обстановке покинул ректорский пост историк И.С. Галкин, передав его химику А.Н. Несмеянову. 10 апреля 1948 г. химик-органик и партийный деятель Ю.А. Жданов выступил с докладом «Спорные вопросы современного дарвинизма» в Политехническом музее на семинаре лекторов обкомов партии.
Цепочка этих событий привела к историческому заседанию членов сельскохозяйственной академии. Эта сессия была не первым собранием научного сообщества, руководствующегося партийными приоритетами, но она осталась в истории, как исключительная, по своим последствиям для развития целой отрасли науки. Все такого рода дискуссии проходили на фоне кампании борьбы с космополитизмом, развёрнутой в 1946–1947 гг. в ответ на политику «холодной войны».
В работе сессии приняли участие около 700 человек. С центральным докладом «О положении в биологической науке» выступил президент академии Т.Д. Лысенко, пользующийся абсолютной поддержкой И.В. Сталина.
«В биологической науке, – комментировал руководитель государства, – издавна существуют два взгляда на жизнь. Одни утверждают, что существует неизменное наследованное вещество, которое не поддаётся действию внешней природы (взгляд Вейсмана). Другого мнения придерживается учение неоламаркизма. Внешнее воздействие изменяет признаки организма, и эти приобретённые признаки наследуются. Если у служителя науки при опытном посеве погибает 95% растений, то он говорит: ничего нельзя поделать, дело безнадёжное. Так учат книги. Но надо обращать внимание не на эти 95%, которые погибли, а на 5%, которые сохранились, которые, следовательно, приобрели новые признаки. Лысенко – эмпирик, он плохо ладит с теорией. В этом его слабая сторона… Большая часть представителей биологической науки против Лысенко. Они поддерживают те течения, которые модны на Западе. Это пережиток того положения, когда русские учёные, считая себя учениками европейской науки, полагали, что надо слепо следовать западной науке и раболепно относились к каждому слову с Запада».
 
Сессия закончилась 7 августа 1948 г., а уже 21 августа был подписан к печати «Стенографический отчёт сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В.И.Ленина», изданный тиражом 200 тыс. экземпляров.
Сессию вёл П.П. Лобанов, академик ВАСХНИЛ с 1948 г., первый заместитель министра сельского хозяйства СССР. За период её работы было проведено 10 заседаний, первое и последнее из которых были предоставлены для выступлений Т.Д. Лысенко. На сессии высказались 56 участников, среди которых преобладали выпускники Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева («Тимирязевки») и других сельскохозяйственных и зоотехнических вузов. Выступления носили крайне агрессивный, обвинительный характер. Самым активным выступающим был И.И. Презент – грубый сарказм, наклеивание ярлыков, демагогия пронизывали его выступление, неоднократно прерываемое одобрительным смехом из зала и аплодисментами.
«Менделистов-морганистов» можно назвать поимённо: акад. АН СССР И.И. Шмальгаузен; С.И. Алиханян, доцент кафедры генетики; И.А. Рапопорт, выпускник Ленинградского государственного университета, аспирант Н.К. Кольцова; акад. АН СССР Б.М. Завадовский, выпускник МГУ (1917); П.М. Жуковский, выпускник Новороссийского университета (1911), профессор «Тимирязевки»; акад. АН Белорусской ССР А.Р. Жебрак, выпускник (1925) и профессор «Тимирязевки»; акад. АН СССР В.С. Немчинов.
 
Из постановления Политбюро ЦК ВКП(б) №365 от 9 августа 1948 г. «О заведующем кафедрой дарвинизма биологического факультета и о декане биологического факультета Московского государственного университета»:
«1. Освободить т. Шмальгаузена И.И. от обязанностей заведующего кафедрой дарвинизма биологического факультета Московского государственного университета.
2. Освободить т. Юдинцева С.Д. от обязанностей декана биологического факультета Московского государственного университета.
3. Утвердить т. Презента И.И. заведующим кафедрой дарвинизма биологического факультета Московского государственного университета».
Приказом министра высшего образования СССР С.В. Кафтанова №1208 от 23 августа 1948 г. ректорам университетов было предложено «обеспечить коренную перестройку учебной и научно-исследовательской работы в направлении вооружения студентов и научных работников передовым мичуринским учением и решительного искоренения реакционного идеалистического вейсманистского (менделистско-морганистского) направления». Руководству университетов вменено в обязанность пересмотреть состав всех кафедр биологических факультетов, очистить их от людей, враждебно относящихся к мичуринской науке, укрепить эти кафедры «биологами-мичуринцами», разработать новые программы по основным биологическим дисциплинам, а также исключить из научных планов работы антимичуринского направления. Началась реорганизация биологического факультета – «усиление» его почвенным сектором, переданным с геологического факультета.
 
В сентябре 1948 г. под председательством А.Н. Несмеянова собрался Совет МГУ, обсудивший «Итоги сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина и задачи биологического факультета Московского университета». На заседании присутствовали около 800 человек, в том числе заместитель министра высшего образования СССР А.В. Топчиев. Главным докладчиком был И.И. Презент. Совет
«признал правильной критику, которой был подвергнут Московский университет и его биологический факультет на сессии ВАСХНИЛ, что на биологическом факультете МГУ долгое время занимали ключевые позиции агрессивные антимичуринцы – И.И. Шмальгаузен, Д.А. Сабинин, А.С. Серебровский, М.М. Завадовский, С.И. Алиханян, С.Д. Юдинцев и др. – последователи реакционного течения Вейсмана, Менделя и Моргана, которые вели борьбу против учения Мичурина и лучшего представителя и продолжателя этого учения академика Т.Д. Лысенко. Бывший декан (Юдинцев) биологического факультета при поддержке проректоров <В.И.> Спицына и <К.А.> Салищева и попустительстве бывшего ректора МГУ т. Галкина активно организовывали и проводили борьбу против передовой мичуринской биологической науки».
 
В свой адрес совет записал, что он
«не проявил должной политической бдительности, не возглавил борьбу против реакционного идеалистического вейсманистского направления в биологической науке за передовое мичуринское учение – этот высший этап развития творческого дарвинизма. На биологическом факультете студенты и аспиранты воспитывались в духе реакционных идей вейсманизма, чем был нанесён большой вред делу воспитания наших советских научных кадров. Совет считает, что мероприятия, частично проведённые и намеченные к проведению ректоратом университета и деканатом биологического факультета, а именно: очистка факультета от активных антимичуринцев, пересмотр учебного плана и программ с целью исключения из них тем, проповедующих реакционные менделевско-моргановские взгляды, пересмотр научных планов и исключение из них тем, оторванных от народно-хозяйственной практики, разъяснительная работа среди коллектива университета, являются первыми шагами коренной перестройки работы биологического факультета и университета в целом».
 
Постановлениями государственных органов была введена специальность «дарвинизм и генетика» и открылись месячные курсы по переподготовке и повышению квалификации профессорско-преподавательского состава государственных университетов, сельскохозяйственных и лесотехнических институтов по дарвинизму и генетике.
 
Протестуя против решений сессии ВАСХНИЛ, в 1948 г. отказались от звания иностранного члена-корреспондента АН СССР: Г. Мёллер, ученик Т. Моргана, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине (1946) и норвежский филолог-славист О. Брок; от звания почётного члена АН СССР – английский физиолог Д.Г. Холлет.
 
 
 
Участники сессии во главе с Т.Д. Лысенко. 1948 г.
 
Письмо трёхсот. Анализ состава профессоров и преподавателей биолого-почвенного факультета показывает, что долгие-долгие годы ключевые посты в биологии занимали сторонники агронома Т.Д. Лысенко. Научные споры не приветствовались. И.В. Сталина уже давно не было, а генетика всё была под запретом. Попытки противостоять лысенковщине предпринимались неоднократно – не одну сотню писем получили Секретариат ЦК КПСС, Совет министров СССР, и лично его председатель Г.М. Маленков.
Особенно ярко это иллюстрирует история «Письма трёхсот», подписанного в октябре 1955 г. группой крупнейших советских учёных – представителей различных отраслей научного знания. Среди них было немало имён, связанных с Московским университетом – его выпускников и преподавателей: П.С. Александров, Л.А. Арцимович, Б.Л. Астауров, Я.А. Бирштейн, В.Г. Гептнер, М.С. Гиляров, В.Л. Гинзбург, И.Н. Векуа, А.Г. Воронов, Г.П. Дементьев, Н.П. Дубинин, Л.А. Зенкевич, М.В. Келдыш, Л.В. Крушинский, Б.А. Кудряшов, М.А. Лаврентьев, Л.Д. Ландау, Г.С. Ландсберг, М.А. Леонтович, А.А. Ляпунов, А.И. Маркушевич, К.И. Мейер, В.В. Немыцкий, В.В. Попов, Я.Я. Рогинский, А.Д. Сахаров, С.Л. Соболев, В.Н. Сукачёв, И.Е. Тамм, Н.В. Тимофеев-Ресовский, А.Н. Тихонов, С.С. Туров, А.Н. Формозов, А.И. Фрумкин, А.И. Шальников, И.Р. Шафаревич, С.В. Яблонский.
Из «неуниверситетских» достаточно назвать А.И. Алиханова, А.И. Алиханьяна, А.Н. Бакулева, И.М. Виноградова, Я.Б. Зельдовича, П.Л. Капицу, А.Б. Мигдала, В.С. Немчинова, И.Я. Померанчука, Ю.Б. Харитона, С.А. Христиановича, Г.Н. Флёрова.
Как пишут исследователи истории этого письма И.Ф. Жимулёв и Л.Г. Дубинина,
«с текстом письма были ознакомлены и полностью его одобрили академик И.В. Курчатов и президент АН СССР академик А.Н. Несмеянов, но как члены ЦК КПСС подписать его не могли. Однако И.В. Курчатов поддержал письмо в разговоре с Н.С. Хрущёвым. С короткой сопроводительной запиской, подписанной П.А. Барановым и Н.П. Дубининым, весь текст был передан в ЦК КПСС. Хрущёв сильно негодовал и, по словам И.В. Курчатова, назвал письмо “возмутительным”».
 
Первая публикация письма со значительными купюрами стала возможной только в 1989 г. К этому времени множество документов оказалось утраченным, и была проведена кропотливая архивная работа по его восстановлению.
 
Литература: Жимулёв И.Ф., Дубинина Л.Г. Новое о «Письме трёхсот» - массовом протесте советских учёных против лысенковщины в 1955 г. Вестник ВОГиС. 2005. Т. 9. №1. С. 13–33.