ЭС: А.С.Бутягин

БУТЯГИН АЛЕКСЕЙ СЕРГЕЕВИЧ (6/7?.04.1881, Елец Орловской губ. – 26.09.1958, Москва), математик, ректор МГУ.
 
Окончил физико-математический факультет Московского университета (1906). Доктор физико-математических наук.
 
Профессор кафедры истории СССР советского периода исторического факультета (1953–1957).
Директор, ректор (1934–1941, 1943).
 
Научная и педагогическая деятельность. В сфере научных интересов математика, проблемы высшего образования.
С 1906 г. вёл непрерывную педагогическую работу в высших и средних учебных заведениях Москвы, был избран членом Государственного учёного совета и членом Высшей аттестационной комиссии при НКП РСФСР.
Главный редактор журнала «Вестник высшей школы» (1951–1954).
 
Административная деятельность. На посту ректора А.С. Бутягин продолжил деятельность В.Н. Касаткина по превращению МГУ в первый вуз страны, сосредоточив основные усилия на качественном преобразовании учебно-научной деятельности, повышении квалификации выпускаемых специалистов.
«Можно утверждать, что ни одно из учебных заведений Советского Союза не обладает такими богатыми возможностями, как Московский университет. Он является старейшим вузом, который в течение своего 180-летнего существования приобрёл прекрасные традиции, накопил огромный опыт; в его музейных сокровищницах находятся материалы мирового значения, в его стенах развивается и работает ряд крупных научных школ. Но все эти возможности в значительной мере остаются неиспользованными, прежде всего по той простой причине, что мы не можем как следует развернуться, ибо испытываем острую нужду в помещениях», – писал А.С. Бутягин в газете «За пролетарские кадры» (1934, 7 ноября).
 
Это было первое (и далеко не последнее), после назначения его на должность ректора, выступление на страницах университетской многотиражки. Территориальный вопрос являлся центральным на протяжении всей истории МГУ, и в той или иной форме, решать его приходилось каждой администрации университета. В середине 1930-х гг. план «нового университета» был тесно связан с Генеральным планом реконструкции Москвы. Особых сдвигов добиться не удалось, помешала война. Но в 1943 г. А.С. Бутягин лично обратился к наркому просвещения РСФСР В.П. Потёмкину с просьбой возбудить ходатайство перед соответствующими организациями об улучшении материальной базы МГУ. Последовавшее 29 мая 1944 г. постановление СНК СССР №635 «О мероприятиях по укреплению Московского ордена Ленина государственного университета имени М.В.Ломоносова», вышло уже при ректоре И.С. Галкине.
 
Наиболее важные и серьёзные нововведения ректора шли в русле общего совершенствования функционирования высшей школы, не утратив своего значения до настоящего времени. Руководство страны отменило ограничения, связанные с социальным происхождением при приёме в вузы (1935), и ввело вступительные экзамены, проверяющие знания поступающих в объёме средней школы (1936). Большую роль в отборе перспективных абитуриентов сыграло зародившееся в университете олимпиадное движение (1935).
Текущая успеваемость контролировалась введённой А.С. Бутягиным новой формой проверки знаний студента – экзаменом, «испытанием студента по всей дисциплине или какому-нибудь законченному самостоятельному её разделу, проводимым профессором, единолично ответственным за качество подготовки студента и его успеваемости по дисциплине» (1936). До этого момента существовала практика «перманентной проверки успеваемости студента по отдельным вопросам или небольшим частям научной дисциплины на групповых учебных занятиях». Отметки о пройденных испытаниях с оценкой успеваемости по этим дисциплинам проставлялись профессором в зачётной книжке студента, которая выдавалась вместе со студенческим билетом (1936). Но четырёхбалльная система экзаменационных оценок – «отлично», «хорошо», «посредственно», «неудовлетворительно», появилась только в 1938 г.
Для выпускников первоначально была введена защита дипломных работ (1934), сменившаяся государственным экзаменом, принимаем государственной экзаменационной комиссией (1936). Отличникам выдавались дипломы I степени, всем другим, успешно окончившим, – II степени. Устанавливался трёхгодичный срок отработки окончивших вузы по нарядам наркоматов.
Все эти меры привели к логичному закрытию рабочих факультетов как в МГУ, так и по всей стране (1936–1937).
 
В приоритетах А.С. Бутягина стояли вопросы усиленного развития научной деятельности.
«Наши научно-исследовательские институты и лаборатории в силу отсутствия собственных денежных средств вынуждены заключать договоры с различными хозяйственными организациями и выполнять поручаемую ими научную работу, которая по своему уровню и значению порой приближается к работе обычной заводской лаборатории. Тематика научной работы чрезвычайно сужена, она явно не по достоинству такому мощному научному центру, каким является Московский университет. Нам нужны специальные правительственные ассигнования на развитие углублённой, широкой по своему размаху и по своей тематике научно-исследовательской работы. Это тем более необходимо в связи с переездом в Москву Всесоюзной академии наук, для которой университет будет являться резервуаром, откуда она сможет черпать кадры молодой, способной молодёжи».
 
По инициативе А.С. Бутягина, непременного секретаря АН СССР В.П. Волгина и академика А.А. Борисяка в декабре 1934 г. был заключён договор, в соответствии с которым академия взяла на себя обязательства «оказывать самую активную поддержку МГУ, направляя усилия к дальнейшему развёртыванию его творческих возможностей и к устранению причин, тормозящих превращение МГУ в высшую школу мирового значения». В самом университете «молодая, способная молодёжь» начала учиться проводить студенческие конференции, на которых представлялись результаты, имеющие самостоятельное научное значение (1937). В апреле 1939 г. прошла первая общеуниверситетская студенческая научная конференция. В XXI в. эта традиция обрела форму международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов».
 
Началось упорядочение деятельности преподавательского состава вузов. Постановлениями СНК СССР в 1937 г. были введены штатные должности для профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений. В обязанности каждого преподавателя вводилась большая группа вопросов учебного, научно-исследовательского и организационного порядка. МГУ получил особое право приёма к защите докторских и кандидатских диссертаций, представления к утверждению в учёной степени доктора наук и присуждения на основании защиты диссертации учёной степени кандидата наук по ряду специальностей.
Проведённая под руководством А.С. Бутягина сложная и многоплановая работа по повышению статуса МГУ нашла свою высокую государственную оценку в принятии и утверждении отдельного Устава МГУ в 1939 г. и торжественном праздновании 185-летия университета (1940). Московский университет был награждён орденом Ленина «за выдающиеся заслуги в области развития науки, культуры и подготовки высококвалифицированных специалистов» и получил имя М.В. Ломоносова.
 
Необходимо отметить, что период ректорства А.С. Бутягина пришёлся на исключительно тяжёлые времена в жизни страны. В процессы над «врагами народа» были вовлечены декан-физик Б.М. Гессен и декан-историк Г.С. Фридлянд.
«Однако дирекцией МГУ во главе с А.С. Бутягиным не извлечено никаких уроков из фактов вредительской деятельности врагов народа в стенах МГУ… Дирекция и работники МГУ проявили политическую беспечность и притупление бдительности, не сумев разглядеть настоящее лицо врага».
 
К середине 1930-х гг. относится и возрастание напряжённости на биологическом факультете, связанное с утверждением взглядов Т.Д. Лысенко как государственной доктрины.
После окончания Великой Отечественной войны А.С. Бутягин работал в правительственных структурах по высшему образованию (1944–1953), а после выхода на пенсию в 1954 г. снова вернулся в МГУ и был зачислен на должность профессора (без педнагрузки) на кафедру истории СССР советского периода.
 
 
А.С. Бутягин в рабочем кабинете
1940 г. А.С. Бутягин (сидит второй справа) с группой профессоров
 
Великая Отечественная война. 23 июня 1941 г. ректор А.С. Бутягин подписал приказ о перестройке научной и учебной работы в связи с военной обстановкой. В это же день он выступил на общеуниверситетском собрании рабочих и служащих.
«Я от имени людей науки, профессоров и преподавателей университета заявляю, что мы отдадим сейчас все наши силы и знания на практические нужды сегодняшнего дня».
 
В университете было установлено круглосуточное дежурство для обеспечения общественного порядка и безопасности зданий. Начались занятия в кружках связистов, радистов, истребителей танков, на курсах медицинских сестер, военных переводчиков. Студенты и преподаватели оказывали посильную помощь тылу и фронту – строили оборонительные рубежи под Москвой, участвовали в уборке сена, работали на заводах и фабриках. В первые дни войны добровольно ушли на фронт около 2000 человек.
15 октября началась эвакуация московских заводов, фабрик, предприятий, правительственных и учебных учреждений. Пунктом назначения университета стал Ашхабад – столица Туркменской ССР. В этот же день появился неожиданный приказ наркома просвещения РСФСР В.П. Потёмкина об отстранении ректора А.С. Бутягина от исполнения должностных обязанностей и предание его суду «за самовольный отъезд из Москвы».
Но, последовавшие затем приказы ВКВШ при СНК СССР и НКП РСФСР об освобождении А.С. Бутягина от обязанностей ректора были отменены в январе 1943 г., и он был восстановлен в должности. Основное мероприятие руководства университета в это время – подготовка и проведение реэвакуации факультетов из Свердловска в Москву. Однако меньше чем через год – 3 декабря 1943 г. он снова был освобождён от должности ректора в связи с переходом на другую работу.
Период жизни и деятельности А.С.Бутягина с 15 октября 1941 г. до января 1943 г. остается малоизвестным. Наиболее полное расследование провёл Ю.Г. Симонов в своей книге «История географии в Московском университете: события и люди. Т. 2. Ч. 1», показавшее, что многие документы, видимо, утрачены окончательно, и достоверно и полностью восстановить события уже не удастся. Из слов Б.П. Орлова следует, что в ночь с 13 на 14 октября решался вопрос, кто из ректората должен будет сопровождать первую группу из 120 профессоров, которых предполагалось 14 октября эвакуировать в Ташкент, – Б.П. Орлов или А.С. Бутягин. «Тов. Бутягин вызвал меня и сообщил, что мне или ему нужно было ехать с первой партией, чтобы на месте организовать встречу эшелонов, так как М.М.Филатов сделать последнее не в состоянии… Вследствие моего отказа через 2 часа уехал тов. Бутягин».
Как выяснилось, этот отъезд не был согласован с НКП РСФСР. А.С. Бутягина сняли с поезда, вернули в Москву, но никакого суда над ним не было. Известно, что он остался на свободе и неоднократно обращался в наркомат с просьбами прояснить своё положение. Ему трижды отказывали.
Ясно одно – в результате этих распоряжений университет в самое напряжённое и тяжёлое время остался без основного руководителя. Несколько человек были назначены исполняющими обязанности ректора, которые они выполняли в разное время и разных частях разорванного войной университета.
 
Государственные награды: ордена – Трудового Красного Знамени (1940), «Знак Почёта».
 
Основные труды: «Университетское образование в СССР» (соавт., 1957).
 
Литература: Симонов Ю.Г. История географии в Московском университете: события и люди Т. 2. Ч. 1. – М., 2013. С. 111–191; Леонов М.В. Электронный диск «Ректор МГУ А.С.Бутягин»: новые факты биографии. Вестник Московского университета. Серия 8. История. 2015. №4. С. 105–106.