ЭС: Ректор

РЕКТОР, высшее должностное лицо, осуществляющее непосредственное управление Московским университетом, назначаемое и освобождаемое от должности президентом РФ.
 
Юридическое и правовое положение ректора МГУ определяется Уставом федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова», утверждённом постановлением Правительства РФ №223 от 28 марта 2008 г. (с изменениями от 31 декабря 2010 г.), федеральным законом №259-ФЗ от 10 ноября 2009 г. «О Московском государственном университете им. М.В.Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете» и поправкой к федеральному закону №273-ФЗ от 29 декабря 2012 г. «Об образовании в РФ», утверждённой Президентом РФ В.В. Путиным 3 декабря 2019 г.
С 2009 г. назначение ректора происходит на пятилетний срок. В соответствии с Уставом МГУ «ректор самостоятельно решает все вопросы деятельности Московского университета, кроме отнесённых к исключительной компетенции Конференции и Учёного совета Московского университета». В компетенцию ректора входит – руководство образовательной, научной, административно-хозяйственной, финансовой, международной деятельностью университета; формирование органов его управления; контроль за исполнением решений Конференции и Учёного совета; инициатива выдвижения на рассмотрение Учёного совета предложений по изменению структуры университета; представление интересов университета в отношениях с государствами, государственными и судебными органами, юридическими лицами и гражданами; утверждение сметы его доходов и расходов, распоряжение имуществом и средствами Московского университета в порядке, установленном законодательством РФ.
Первым директором был назначен коллежский советник А.М. Аргамаков. С 1992 г. ректором является акад. РАН В.А. Садовничий.
 
***
Из истории
 
В отличие от большинства европейских университетов, выросших естественным образом из сформировавшихся культурных, религиозных, научных и образовательных запросов общества, Московский университет был создан государственным актом и находился под контролем правительства России, которое обеспечивало его финансирование и назначало ректора. Однако в силу специфики задач, возложенных на университет, он должен был пользоваться определённой свободой действий, то есть некоторой автономией, поскольку сами науки, их выбор, способы и методы преподавания «не терпят принуждения». Идея автономии была заложена при основании университета М.В. Ломоносовым и нашла своё воплощение в подписанном 24 января (12 января ст. ст.) 1755 г. императрицей Елизаветой Петровной «Проекте об учреждении Московского университета и двух гимназий».
«Сей корпус», – постулировал проект, «кроме Правительствующего сената, не подчинён был никакому иному присутственному месту и ни от кого повеления принимать не был обязан. Чтоб как профессоры и учители, так и прочие под университетской протекцией состоящие без ведома и позволения университетских кураторов и директора неповинны были ни перед каким иным судом стать кроме университетского… §3. При том надлежит быть особому директору, который бы по предписуемой ему инструкции о благосостоянии университета старался и его доходами правил, с профессорами науки в университете и учение в гимназии учреждал, со всеми присутственными местами по делам, касающимся до университета, переписку вёл и о всём вышеписанном кураторам представлял и их апробации требовал».
 
Мера этой автономии, сложившаяся в рамках российских традиций, находилась и находится в постоянной зависимости от сущности власти и состояния общества, а также самого университета в каждый исторический момент. Она предполагает установление баланса между необходимостью реагирования на общественные нужды и удовлетворением потребностей самого университета, прежде всего, в обеспечении академической свободы. Такое равновесие крайне неустойчиво и требует от его руководителя проведения продуманной и дальновидной внутренней и внешней политики. Как говорил М.М. Новиков, история университета «представляет собой волнистую линию правительственных ограничений и восстановлений университетской автономии».
 
44 человека возглавляли Московский университет. Были среди них люди выдающихся личных качеств. Были крупные учёные – астрономы, биологи, историки, математики, медики, филологи, физики, философы, химики, юристы. Были и заурядные чиновники от образования. Среди ректоров были два иностранца, уроженцы Германии, – Ф.Г. Баузе и И.А. Гейм. 39 ректоров имели университетское образование, из которых 31 – были выпускниками Московского.
 
Лояльность, компетентность и инициативность всегда были необходимыми качествами кандидатов на эту должность, что показало уже назначение первого директора А.М. Аргамакова. Необходимо отметить, что в документах слова «ректор» и «директор» по отношению к главе университета совершенно равноправны. «Директор» – слово, пришедшее из немецкого языка во времена Петра I. Университетские директора существовали до начала XIX в. К этому названию вернулись в 1929–1939 гг. (директором был В.Н. Касаткин). Когда в 1800–1803 гг. правительство начало реформу народного образования глава университета был переименован на французский манер в «ректора». Возможно, не последнюю роль сыграла в этом случае Великая французская революция и распространение французского влияния. Директором либо ректором именовались И.Д. Удальцов и А.С. Бутягин.
 
Взаимоотношения Московского университета с властью императорской России регламентировались Уставами (1804, 1835, 1863 и 1884 гг.) и принятыми в 1905 г. «Временными правилами об управлении высшими учебными заведениями Министерства народного просвещения». В советское время вплоть до 1939 г. Московский университет не имел собственного устава и подчинялся общим для всей высшей школы постановлениям директивных органов, первым из которых стало «Положение о высших учебных заведениях РСФСР» от 2 сентября 1921 г. Следующие два устава были приняты соответственно в 1993 и 2008 гг. – уже после развала Советского Союза.
Все эти документы так или иначе выделяли фигуру ректора, определяя условия его назначения или выборности, сроки полномочий, зоны ответственности. Особое значение в этом контексте имел Устав 1804 г. Внешние по отношению к Московскому университету условия были настолько благоприятны, что позволили ещё до его официального утверждения провести первые выборы ректора, которым стал Х.А. Чеботарёв. Вопреки расхожему мнению, в советское время, кроме М.М. Новикова, на должность ректора профессорская курия, следуя демократической процедуре, избрала В.П. Волгина, а затем А.Я. Вышинского. После развала Советского Союза на альтернативной основе ректором был избран В.А. Садовничий.
Подвергался постоянным изменениям и изначально годичный срок действия ректорских полномочий. Указом императора Александра I от 16 сентября 1809 г. он был увеличен до трёх лет, а в будущем полностью перешёл под контроль власти.
«Ежегодная перемена ректоров в сём университете сопряжена со столь великими неудобствами; что должность сия требует неусыпного попечения, занята множеством подробностей, строго наблюдения и взыскания на учащих и учащихся и на всех чиновников, к чему не инако достигнуть можно, как опытностию, чрез долговременное упражнение получаемою; при частой же перемене, ректор едва успеет приглядеться ко всему, как уже наступает срок его смены».
 
В этом небольшом обзоре нельзя обойти вниманием ряд знаковых для Московского университета руководителей.
Студенческие волнения рубежа ХХ в., связанные с введением Устава 1884 г., вывели на политическую арену одну из ярчайших фигур российского образования – С.Н. Трубецкого, самое короткое ректорство которого, продолжавшееся 28 дней, знаменовало собой коренной перелом в отношениях университета и верховной власти, а именно начало их прямого диалога.
«В школе – всё будущее России, и никакие жертвы, необходимые для её устроения и подъёма, не должны останавливать правительства, которое хочет блага страны и пожелает поднять свой авторитет».
 
Рядом с именем князя С.Н. Трубецкого по праву стоит имя скромного учителя В.Н. Касаткина. В 1930 г. университет снова стоял на грани краха. Недальновидная политика советского правительства, рассматривавшая МГУ как простой педагогический вуз, привела к тому, что в нём функционировал только рабочий факультет, да горстка естественнонаучных кафедр, разбитых по нескольким отделениям. Молодёжь опять бунтовала, теперь уже против схоластики, против «старорежимных» профессоров, против пассивного потребления, как ей казалось, устаревших сведений. В.Н. Касаткин, обращаясь во всевозможные высшие инстанции, сумел доказать и отстоять Московский университет, вернуть его полноценную факультетско-кафедральную структуру, укрепить научный авторитет.
 
Наряду с внутренними проблемами, университет должен был встраиваться в существующий правопорядок. В XX в. Россия трижды меняла государственное устройство. Первая мировая война, переросшая в Февральскую революцию, опрокинула российскую монархию. В октябре 1917 г. была установлена советская власть, и на политической карте мира появилось новое государство — Союз Советских Социалистических Республик. Распад 70-летнего СССР проходил не менее болезненно для страны, чем падение 300-летнего дома Романовых. В 1991 г. была образована Российская Федерация и ещё 14 стран, бывших до того союзными республиками. «Пограничные» ректорские пары, сохранившие Московский университет в этих коллизиях: М.К. ЛюбавскийМ.А. Мензбир, А.А. Логунов – В.А. Садовничий.
 
С особой благодарностью Московский университет вспоминает «военных ректоров» И.А. Гейма, М.К. Любавского, А.С. Бутягина и И.С. Галкина, под руководством которых он прошёл дорогами Отечественной войны 1812 г., Первой мировой 1914–1917 гг., и главной и наиболее кровавой – Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Университет был раздроблен, рассеян по великим просторам страны, лишился множества студентов и преподавателей и всё равно работал. Он сумел собрать и мобилизовать свои силы и знания в Москве и эвакуации, тылу и на фронте для всесторонней помощи армии.
 
Со стороны российского правительства во все времена самым ценным подарком была и остаётся поддержка инициативы и расширения участия коллектива университета в государственных программах, направленных на укрепление всех сторон жизни общества. Это всевозможные финансовые потоки, гранты и субсидии, помощь в получении и закупке дорогостоящего научного оборудования, решение транспортных проблем и перевозок, улучшение городской инфраструктуры в университетских кампусах, ремонт помещений и открытие общежитий. Особое значение в этом ряду занимают вопросы земельные и строительные – их государство всегда решало долго и неохотно, а уж строительство новых зданий было экстраординарным событием. Московский университет трижды прирастал «новой территорией».
Первым крупным изменением стал переезд из здания Главной аптеки на Красной площади на Моховую улицу. В 1793 г. П.И. Фонвизин открыл специально построенный архитектором М.Ф. Казаковым корпус для учебных занятий.
Через 160 лет городок на Моховой мог расти только ввысь, и университет шагнул за Москву-реку, на Ленинские/Воробьёвы горы. Это прекрасное место привлекало его внимание давно. Исторические источники сообщают, что при М.В. Приклонском в 1775 г. было подано в Сенат представление профессоров «О нуждах и недостатках Московского университета», где поднимался вопрос о целесообразности перевода университета в это замечательное место для загородных гуляний, с красивыми видами на столицу и на реку. Реальное воплощение замыслы получили только с назначением на должность ректора А.Н. Несмеянова. Он успел «пробить решение», выбрать подходящее место и построить университет «до 26-го этажа», когда руководство страны призвало его заниматься делами Академии наук в качестве её президента. Достраивать, развивать и использовать возможности нового университетского комплекса пришлось И.Г. Петровскому.
А ещё через 50 лет В.А. Садовничий начал «поднимать целину» на новой территории за Ломоносовским проспектом. Концепция освоения этой площади получила название Научно-технологической долины «Воробьёвы горы».
 
Каждый исторический период в развитии страны и самого университета предлагает его конкретное решение – иногда жёсткое, иногда компромиссное. И ректор выступает уже не просто распределителем благ, предоставляемых государством, но представителем самой прогрессивной части общества, вносящей огромный вклад в благосостояние всей страны, её обороноспособность, культурный, образовательный и научный потенциал.
2009 г. стал особенным в жизни Московского университета. На государственном уровне был подведён итог почти 20-летней борьбы за сохранение, укрепление позиций и развитие университета в новых исторических условиях. С 24 ноября этого года вступил в силу Федеральный закон РФ №259-ФЗ от 10 ноября 2009 г. «О Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете», определивший особенности правового положения ведущих классических университетов России как «уникальных научно-образовательных комплексов».
В связи с этим, фигура ректора Московского университета выросла от директора высшего учебного заведения до значения общенационального, первого лица в системе отечественной высшей школы.
***
 
Ректорский дом (Тверская ул., д. 5a). Снесён в 2000 г.
Мемориальный кабинет ректоров в Старом здании Московского университета на Моховой