ЭС: Ученый совет

УЧЁНЫЙ СОВЕТ МГУ (также Совет МГУ), выборный коллегиальный орган управления Московского университета.
 
В состав Учёного совета МГУ входят: ректор, который является его председателем, главный ученый секретарь Учёного совета МГУ, проректоры, деканы факультетов, директора научно-исследовательских институтов, руководители филиалов, научно-педагогические работники и сотрудники других университетских подразделений, а также представители обучающихся. Члены Совета избираются в соответствии с выработанными нормами представительства на Конференции трудового коллектива и обучающихся Московского университета. Срок полномочий Учёного совета – 5 лет; его состав утверждается приказом ректора. Решения Совета принимаются простым большинством голосов и вступают в силу немедленно после подписания их председателем Совета.
 
Учёный совет МГУ как основное звено управления Московским университетом выполняет несколько ключевых функций. В качестве законодательного органа он принимает основные нормативные документы, которые регулируют разные аспекты деятельности университета, в том числе правила приёма, приоритетные направления фундаментальных научных исследований, положения о порядке замещения должностей. Выполняя экспертные функции, Учёный совет присуждает университетские премии, присваивает почётные звания Московского университета, учёное звание профессора, проводит конкурсный отбор на должности профессора и главного научного сотрудника, избирает заведующих кафедрами (отделами, лабораториями). Осуществляя стратегическое планирование, Ученый совет принимает решения о наиболее важных структурных преобразованиях, о создании новых факультетов, кафедр и лабораторий, филиалов МГУ в России и за рубежом, об учреждении программ поддержки и поощрения талантливой молодёжи, открытии новых образовательных программ. Решая административные задачи, Ученый совет уделяет большое внимание вопросам собственности и имущества Московского университета, заботясь о его рациональном использовании и приумножении.
 
Учёный совет МГУ в соответствии с Уставом 2010 г. осуществляет общее руководство деятельностью университета. В его важнейшие компетенции входят:
а) вопросы развития Московского университета, его учебная и научная деятельность, международные связи;
б) возможность внесения предложений по изменению действующего устава;
в) принятие решений о структуре университета и внесение в неё изменений;
г) рассмотрение проекта бюджета университета и утверждение отчёта о его исполнении;
д) кадровые вопросы – избрание по конкурсу претендентов на должности профессора, главного научного сотрудника, заведующих кафедрами, отделами, лабораториями по представлению учёных советов факультетов и научно-исследовательских институтов; решение о присвоении учёного звания профессора;
е) присуждение премий Московского университета за научную работу и педагогическую деятельность;
ж) присвоение званий заслуженного профессора Московского университета, заслуженного преподавателя Московского университета, заслуженного научного сотрудника Московского университета, заслуженного работника Московского университета;
з) возбуждение ходатайства о награждении работников и обучающихся в Московском университете правительственными наградами и почётными званиями РФ;
и) присвоение выдающимся учёным, общественным и политическим деятелям, получившим мировое признание, звания почётного доктора/Honoris Causa Московского университета и почётного профессора Московского университета;
к) внесение в правительство РФ предложений по вопросу реорганизации университета.
 
***
Из истории
 
«Проект об учреждении Московского университета», подписанный императрицей Елизаветой Петровной 12 января 1755 г., изначально выстроил вертикаль управления первым университетом России. Императрица стала патроном университета, а непосредственное руководство его функционированием осуществлял Правительствующий Сенат – высший орган государственной власти и законодательства Российской империи. Елизавета Петровна назначила двух кураторов «из первейших особ» для оперативной связи с государственными ведомствами и решения насущных вопросов; для финансовых и хозяйственных распоряжений была создана канцелярия во главе с директором «из присутствующих в Москве статских чинов». Координация учебно-научной работы была возложена на общее собрание университетских профессоров – Конференцию или Академическую конференцию, как С.П. Шевырёв назвал подобного рода собрания в своём уникальном труде «История Императорского Московского университета, написанная к столетнему его юбилею. 1755–1855»:
«§7. Всем профессорам иметь пооднажды в неделю, а именно по субботам до полудни, в присутствии директора собирания, в которых советовать и рассуждать о всяких распорядках и учреждениях, касающихся до наук и до лучшего оных произвождения, и тогда каждому профессору представлять обо всём, что он по своей профессии усмотрит за необходимо нужное и требующее поправления. В тех же общих собраниях решить все дела, касающиеся до студентов, и определять им штрафы, ежели кто приличится в каких продерзостях и непорядках».
 
Наличие такого органа профессорского самоуправления, обладавшего также правом исполнять функции университетского суда, соответствовало всем нормам университетской автономии, известной в Западной Европе со времён Средневековья: однако в России по наиболее важным решениям Конференции окончательный вердикт выносил куратор.
Первое заседание Конференции в составе профессоров-философов Н.Н. Поповского и И.Г. Фроммана и юриста Ф.Г. Дильтея под председательством директора А.М. Аргамакова состоялось 16 октября 1756 г. Из-за большого числа вопросов, требующих рассмотрения, было решено собираться дважды в неделю, и до конца 1756 г. прошло более десяти заседаний. Анализ их повесток показывает расширение тематики и возрастание роли Конференции в университетском управлении. В круг изучения входили всевозможные вопросы академической жизни – публичные лекции в предстоящем семестре, работа типографии и книжной лавки, комплектование библиотеки, издание учебников, подбор гостиницы для иностранных преподавателей, сбор сведений об отсутствующих студентах, продолжительность обучения на факультетах, присвоение профессорских званий... Особо выделялась процедура награждения отличившихся воспитанников и выдача аттестатов об успешном окончании университета и двух гимназий, состоящих при нём.
Важнейшее значение для будущего развития университета имело заседание Конференции от 4 ноября 1760 г. – в это день члены профессорского собрания впервые поставили вопрос о рассмотрении проекта Регламента/Устава Московского университета. Судьба этого проекта, работа над которым длилась в общей сложности 7 лет, и причина, по которой он не был утверждён, пока не выяснена. Но с этих пор университет принимал непосредственное участие в создании своего основного закона, исключая Уставы 1921–1922 гг.
 
В XIX–XX вв. Конференцию профессоров сменил Совет Московского университета/Учёный совет Московского университета. Смена названия произошла после принятия 5 ноября 1804 г. первого Устава Московского университета, определившего его основную учебно-организационную структуру и управление и ставшего образцом для последующих (1835, 1863, 1884). Дел у Совета, в котором председательствовал ректор, а членами являлись ординарные и заслуженные профессора всех отделений/факультетов заметно прибавилось. К этому времени в штате вуза числились около 30 ординарных/полных профессоров и более 200 студентов; активно расширялось жизненное пространство, формируя университетский квартал на Моховой. На ежемесячных собраниях решались конкурсные вопросы, утверждались учебные планы, проводились испытания успехов и способностей воспитанников и их награждения; раз в год обсуждались финансовые вопросы – составлялась смета, проверялись доходы и расходы. Университет получил право избирать своих почётных членов – «мужей, прославившихся учением и дарованиями, как из природных россиян, так и из иностранцев», которые имели право присутствовать на «особенных собраниях Совета» и рассуждать «о сочинениях, новых открытиях, опытах, наблюдениях и исследованиях, ректором или кем из членов предлагаемых». Традиция научных докладов, забытая в первой половине XX в., была возобновлена при ректоре Р.В. Хохлове и значительно окрепла в XXI в. при В.А. Садовничем.
 
Совет постепенно набирал силу, укреплялся и проявил себя как авторитетный орган, способный сплачивать коллектив и мобилизовывать его работу.
«§405. На обязанность и ответственность Совета возлагаются заботы о поддержании правильного хода учебной жизни в университете. В этих видах:
1) Совету предоставляется принимать соответственные меры, действуя в полном составе или через избранную для сей цели комиссию;
2) в том случае, если, не смотря на принятые Советом меры, в университете произойдут нарушающие правильное течение академической жизни беспорядки, Совету предоставляется ходатайствовать о приостановлении занятий вполне или частью на более или менее продолжительный срок» (Устав 1884 г.).
 
Духом высокого патриотизма проникнуты решения Совета в тяжёлое для Отечества время – Отечественную войну 1812 г. (ректор И.А. Гейм), революционные события 1905–1907 гг. (ректоры С.Н. Трубецкой, А.А. Мануйлов), разгром университета 1911 г. и Первую мировую войну (ректор М.К. Любавский). В годы Первой мировой войны Московский университет впервые заявил о себе не только как об учебном заведении, но как научной организации, обладающей определённым потенциалом, который может быть поставлен на службу всему государству.
«Доселе Московский университет заодно со всем русским обществом посвящал свои силы главным образом врачеванию и облегчению участи больных и раненых воинов, предоставив на это дело помещения, материальные средства и врачебный персонал клиник, помещения и материальные средства в новом университете и в зданиях бывшей типографии. Ныне обстоятельствами военного времени выдвигается новая задача – содействовать не только косвенным, но и прямым образом обороне страны, изготовлению различных предметов военного снаряжения, и русское общество уже горячо взялось за выполнение этой задачи. Московскому университету надлежит также взяться за посильное выполнение этой новой задачи» (1915, М.К. Любавский).
 
По инициативе Совета были организованы новые лаборатории, в которых учёные производили и испытывали измерительные приборы, взрывчатые вещества и детали военных снарядов; предлагались различные обучающие курсы по подготовке и переобучению специалистов, требующихся в военной промышленности; профессора и служащие отчисляли в пользу увечных воинов определённый процент с получаемого жалования, а их жёны выступили с инициативой сбора подарков для действующей армии.
Незадолго до крушения Российской империи Совет университета успел возбудить два важных ходатайства перед Министерством народного просвещения – о приёме женщин в число слушательниц физико-математического факультета (июнь 1916 г.) и о возвращении в Московский университет уволенных в 1911 г. профессоров и преподавателей (март 1917 г.).
 
Заседания Совета МГУ в зданиях на Моховой:
1950 г.  Обсуждение проекта новых зданий МГУ
1947 г. Торжественное заседание, посвящённое 800-летию Москвы
После победы Октябрьской революции 1917 г. советская власть занялась целенаправленным реформированием системы высшего образования, опасно приблизившись к черте фактического и юридического упразднения университетов. В соответствии с государственными планами внутреннее руководство вузом передавалось сначала Временному президиуму (1920–1921), а затем Правлению (1921–1929) МГУ. Оба органа были ответственными за «учёно-учебную и хозяйственно-административную жизнь университета», сочетая таким образом одновременно разнородные функции. Надо отметить, что структура, называвшаяся «правление», в которую под председательством ректора входили деканы факультетов и ряд других лиц, была создана и существовала по Уставу 1804 г. для решения хозяйственных и финансовых вопросов. Временный президиум и Правление МГУ полностью контролировались НКП РСФСР, и их председатель/ректор нёс перед наркоматом единоличную ответственность за жизнь вуза, в то же время распоряжения ректора были обязательны для всех работников. В состав каждого из этих управленческих органов входило около 10–15 человек, причём в обязательном порядке присутствовали представители от студентов и служащих, от сторонних образовательных и промышленных организаций. Совет университета фактически лишился права ведущего голоса, а в число его членов были массово включены деятели профсоюзов и наркоматов, прошедшие сложную процедуру согласований и назначений. Обновлённому Совету под председательством ректора/председателя правления поручались дела общего характера, касающиеся вуза в целом. Одним из необычных событий тех лет стали выборы путём прямого голосования на заседании Совета МГУ ректора/председателя правления А.Я. Вышинского (1925).
 
Пересмотр взглядов на главные цели и задачи государственной образовательной политики начался с известного постановления ЦИК СССР от 19 сентября 1932 г. «Об учебных программах и режиме в высшей школе и техникумах».
«Внедрение новой высшей техники в советскую промышленность, транспорт, сельское хозяйство и рост народнохозяйственных задач предъявляют повышенные требования к теоретическому уровню подготовки советских специалистов как в отношении инженеров и техников узкой специальности с более коротким сроком обучения, так и особенно в отношении основной части специалистов, от которых требуется все более высокая квалификация, овладение глубокими знаниями научных основ современной техники, знание системы советского хозяйства и его планирования и практическое знакомство с постановкой специализированных производств в условиях передовой техники…
Придавая исключительное значение подготовке квалифицированных научных кадров, укрепить существующие университеты, как учебные заведения, подготовляющие высококвалифицированных специалистов по общенаучным дисциплинам, а также педагогов и развернуть университеты в тех республиках (Украина и др.), в которых их не имеется».
 
В мае 1933 г. были восстановлены первые пять факультетов естественнонаучного профиля, и Совет МГУ де-факто занял место консолидирующего и управляющего органа. Под руководством ректоров В.Н. Касаткина и А.С. Бутягина началась работа над новым уставом, который был призван стать «конституцией вуза», восстановить его структурное единство – факультетов и институтов, единство его учебных и научных звеньев. По распоряжению НКП РСФСР этот устав, принятый в 1939 г., стал модельным и для других вузов. В соответствии с ним состав Совета, состоящего при ректоре, был существенно расширен за счёт членов самого университета – проректоров, деканов, заведующих кафедрами, директора библиотеки и членов партийной, комсомольской и профсоюзной организаций; сторонними лицами могли быть представители заинтересованных предприятий и учреждений, для которых готовились профессиональные кадры. В ведении Совета находились традиционные вопросы – кадровые перемещения; учебные и научные планы; проект финансовой годовой сметы; мероприятия по укреплению материальной базы; присуждение учёных степеней кандидата и доктора наук по ряду специальностей с последующим их утверждением ВАК ВКВШ при СНК СССР. Как и в царской России вышестоящие организации СССР определяли и утверждали открытие новых кафедр и факультетов, ведали ключевыми кадровыми вопросами.
Устав 1939 г. довольно быстро устарел, поскольку содержал в себе излишне детальную регламентацию всех сторон университетской деятельности, лишавшую ректора, Совет, проректоров, деканов даже самой незначительной самостоятельности. Его ограничительный характер начало остро ощущаться сразу после Великой Отечественной войны, когда началось бурное восстановление народного хозяйства, опирающееся на достижения науки и техники, требующее массовой подготовки специалистов по совершенно новым направлениям. Совет МГУ предпринимал многократные попытки его совершенствования и замены, однако Устав 1939 г. оставался действующим в течение последующих 50 лет.
Несмотря на эти проблемы, Совет МГУ внёс выдающийся вклад в развитие университета. Трудно переоценить его судьбоносное решение о реэвакуации МГУ (февраль 1943 г.), буквально собравшее раскиданный по стране коллектив и сохранившее МГУ как ведущий вуз; подготовку ряда правительственных постановлений 1944–1945 гг., значительно укрепивших материально-техническое состояние МГУ и улучшивших условия учебной и научной работы.
Под пристальным вниманием членов Совета находились все аспекты строительства зданий для естественных и гуманитарных факультетов на Ленинских горах (1947–1980). Естественнонаучные факультеты переехали на Ленинские горы в 1953 г., а через 20 лет за ними последовали некоторые гуманитарные. Работа МГУ на двух территориях – Ленинских горах и Моховой, вызвала необходимость в формировании новой структуры управления и перераспределении обязанностей между проректорами и деканами факультетов. Наряду с Советом МГУ были созданы Совет по естественным факультетам и Совет по гуманитарным факультетам, которые функционировали до 1992 г.
 
Совет МГУ постоянно находился в тесном контакте с партийными и общественными структурами (комсомольской и профсоюзной организациями) – представители которых часто присутствовали на его заседаниях. На совместных собраниях обсуждались последние правительственные и партийные документы и указания, связанные с ними перспективные планы развития университета, ставились вопросы повышения качества методологической и идейно-воспитательной работы со студентами, аспирантами и преподавателями, заслушивался отчёт ректора, проректоров и деканов, праздновались юбилейные исторические даты. Как председатели Совета ректоры В.Н. Касаткин, А.С. Бутягин, И.С .Галкин, А.Н. Несмеянов, И.Г. Петровский, Р.В. Хохлов, А.А. Логунов осуществляли непосредственную связь университетского коллектива с правительством, различными министерствами и ведомствами, способствуя его эффективному функционированию на благо страны. Часто архивные стенограммы протоколов заседаний Совета содержат записи типа «просить ректора срочно войти с представлением в вышестоящие организации за получением разрешения…».
 
Заседания Совета МГУ ведут:
1972 г. И.Г. Петровский
1973 г. Р.В. Хохлов
1980 г. А.А. Логунов
 
В конце 1980-х гг. социально-политическая обстановка в стране начала стремительно меняться. Наступление эпохи перемен ознаменовал XXVII съезд КПСС под председательством Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачёва (25 февраля – 6 марта 1986 г.). Последние годы руководства страной Л.И. Брежневым были названы «периодом застоя», принималась новая редакция Программы и Устава КПСС. На Совете МГУ 4 апреля 1986 г. первый проректор В.А. Садовничий выступил с докладом «Задачи МГУ по реализации решений XXVII съезда КПСС». Проведённая ректоратом и Советом огромная работа увенчалась специальным постановлением Совета министров СССР №1194 от 26 октября 1987 г. «Об укреплении материально-технической базы МГУ им. М.В.Ломоносова», в соответствии с которым университет получил новую территорию за Ломоносовским проспектом (промышленная зона Очаково в Гагаринском районе), а также возможность проектирования и строительства на ней зданий и сооружений учебно-научного, производственного и социально-бытового назначения. Демократические перемены коснулись и процедуры выборов Совета (26 октября 1987 г.) – из 76 его членов половину составили назначенные ректором, четверть – выборные представители преподавателей, ещё четверть – выборные представители студентов.
 
Специальная комиссия Совета МГУ, возглавляемая В.А. Садовничим, начала работать над проектом нового устава, обсуждение которого широко освещалось на страницах газеты «Московский университет» (9 сентября 1988 г., 16 марта 1990 г.; №№ 13, 14. Декабрь. 1991 г.). Основные дебаты, разворачивающиеся в контексте становления постсоветской России, касались раздела «Управление Московским университетом», процедуры выбора ректора, формирования коллегиального совета, взаимоотношений между административно-управленческими структурами. В проекте 1988 г. впервые появляется современное название Совета МГУ – «Учёный совет МГУ», который создаётся при ректоре «для рассмотрения основных вопросов деятельности»; проекты 1990 г. и 1991 г. возвращают и поднимают на новый уровень тему Академической конференции, объявляя представляющий весь коллектив университета – Совет МГУ/Большой университетский совет/Совет Учёных советов МГУ – «высшим органом самоуправления». Необходимо отметить, что за прошедший постсоветский период было принято три устава МГУ – 1993 г., 1998 г. и 2008 г., который через 2 года подвергся внесению существенных изменений и дополнений. Для высшего органа управления МГУ было принято название «Совет Учёных советов МГУ – Конференция МГУ» (1998–2008), а по Уставу 2008/2010 г. – «Конференция трудового коллектива и обучающихся МГУ».
 
Совет Учёных советов МГУ по специально разработанному регламенту, прямым голосованием и на альтернативной основе провёл 23 марта 1992 г. первые выборы ректора. Нужно подчеркнуть, что возможность демократического избрания ректора Московского университета из числа его профессоров в дореволюционной России всегда рассматривалась как основополагающий принцип автономии университета. С 1920-х гг. и до 1992 г. ректоры назначались приказами наркома просвещения, а после Великой Отечественной войны эта должность вошла в номенклатуру Политбюро ЦК КПСС. На выборах 1992 г. победил профессор механико-математического факультета В.А. Садовничий, с именем которого связана дальнейшая работа по развитию и совершенствованию управления, расширению самостоятельности и прав подразделений. Процедура выборов ректора высшей университетской инстанцией проводилась в 1996, 2001 и 2005 гг. Федеральный закон №259 от 21 октября 2009 г. «О Московском государственном университете им. М.В.Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете» вернул руководству страны право назначения ректора МГУ.
 
Острейший государственный, социальный и экономический кризис начала 1990-х гг. поставил на повестку дня программу выживания и сохранения уникального потенциала университета как единого учебно-научного, культурно-духовного и исторически сложившегося центра России. Пришлось заново учиться строить систему взаимоотношений с государством, искать баланс между необходимостью реагирования на общественные нужды и удовлетворением внутренних потребностей. Указом Президента РФ №48 от 24 января 1992 г. «О Московском государственном университете» МГУ был предоставлен статус самоуправляемого государственного высшего учебного заведения России, «осуществляющего свою деятельность на основе законодательства РФ и собственного устава».
«§6. Самоуправление Московского университета обеспечивается тем, что: МГУ имеет право на принятие самостоятельных решений в пределах своей компетенции, если они не противоречат действующему законодательству и соответствуют настоящему уставу. Самостоятельность МГУ распространяется на учебную, научно-исследовательскую и производственно-хозяйственную деятельность… Вмешательство органов государственного управления в учебную, хозяйственную и иную деятельность допускается только в случае нарушения МГУ действующего законодательства …
§32. Управление Московским университетом строится на принципах участия в решении важнейших вопросов его деятельности преподавателей, сотрудников, студентов, аспирантов и докторантов … Для рассмотрения основных вопросов учебно-научной деятельности Московского университета организуется Учёный совет МГУ, другие советы …
§33. Стратегические вопросы деятельности МГУ решаются на заседаниях Совета Учёных советов МГУ» (Устав 1993 г.).
 
Первые решения Совета МГУ были направлены на моральную и финансовую поддержку коллектива – были учреждены ежегодные премии имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность, премии имени И.И. Шувалова за фундаментальные разработки в области естественных и гуманитарных наук, восстановлено почётное звание «Заслуженный профессор Московского университета», учреждены звания «Заслуженный преподаватель Московского университета», «Заслуженный научный сотрудник Московского университета» и «Заслуженный работник Московского университета». Татьянин день обрёл новый смысл как праздник образования и науки всей России. Торжества в этот день начинаются богослужением в восстановленной по решению Совета домовой церкви св. Татианы.
 
В 2003 г. в стране произошло коренное изменение подготовки специалистов в системе высшего образования, обусловленное присоединением России к Болонскому процессу. Соответствующий Федеральный закон №232-ФЗ был подписан Президентом РФ В.В. Путиным 24 октября 2007 г. Закон предусматривал переход на два уровня высшего образования: бакалавриат – первый уровень, магистратура либо специалитет (подготовка специалистов) – второй уровень. Оба уровня подразумевали отдельные государственные образовательные стандарты и самостоятельную итоговую аттестацию, по результатам которой должны были присваиваться соответствующие квалификации (степени). Для Московского университета это правительственное решение не стало неожиданностью. Отдельные факультеты уже опробовали подобную схему образовательного процесса в начале 1990-х гг., когда, как уже говорилось, университет стоял «на пороге выживания и сохранения», определяя приемлемые сценарии повышения эффективности научно-учебной работы и качества подготовки высококвалифицированных специалистов для народного хозяйства. Исторический опыт Московского университета позволил Учёному совету МГУ творчески подойти к решению данной задачи, сохранив непрерывную подготовку специалистов с одновременным встраиванием её в двухуровневую систему. Под руководством Совета учебно-методическими комиссиями факультетов в максимально короткие сроки были разработаны качественно новые учебные планы. С 2011 г. на естественных и гуманитарных факультетах действуют десятки постоянно совершенствуемых образовательных стандартов и программ, ориентированных на специалиста (6 лет), интегрированного магистра (6 лет), бакалавра (2 года) и магистра (2 года) и сочетающих фундаментальность университетской подготовки с требованиями работодателя. Одной из новаторских идей является введение для студентов и магистрантов старших курсов межфакультетских учебных курсов (2013), направленных на повышение их интереса к междисциплинарной научной проблематике.
 
Развитие учебно-научных направлений неразрывно связано с совершенствованием структуры университета. Совет МГУ ежегодно проводит десятки решений по организации кафедр, лабораторий, научных и образовательных центров, инициирует и активно поддерживает факультеты в их развитии. На карте МГУ появилось более 20 новых факультетов, функционируют около 10 филиалов МГУ в России и зарубежных странах. Значительное внимание уделяет Совет строительству на новой территории за Ломоносовским проспектом и создание Научно-технологической долины «Воробьёвы горы». Подготовленные материалы Учёного совета составляют основу доклада ректора В.А. Садовничего на заседаниях Попечительского совета МГУ под руководством Президента РФ В.В. Путина.
 
Серьёзное укрепление позиций Московского университета как первого вуза страны позволило рассмотреть возможность планирования его развития в долгосрочной перспективе. Инициировав и организовав работу в этом направлении всех структурных звеньев, Учёный свет выделил и обосновал приоритетные цели и задачи. В их число вошли: подготовка научных и образовательных кадров для экономики, основанной на знаниях; исследование космоса; работа с наноматериалами и бионаносистемами; комплексное исследование человека; рациональное природопользование и устойчивое развитие регионов России; духовно-нравственное воспитание. Различные аспекты программы развития неоднократно обсуждались на заседаниях Совета и были приняты Конференцией трудового коллектива и обучающихся МГУ. Распоряжением №1617-р Правительства РФ от 27 сентября 2010 г. «О Программе развития федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования “Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова” до 2020 г.» эта программа была утверждена. В настоящее время она получила дальнейшее расширение и продлена до 2030 г.
 
 
2012 г. С научным докладом выступает А.И. Григорьев
Чтения Устава МГУ 1998 г.
1999 г. С научным докладом выступает И.П. Ашмарин
 
Отдельного внимания заслуживает очень сложный и имеющий глубокий исторический смысл процесс делопроизводства, нарабатывавшийся в Совете веками. Знанием о работе Академической конференции мы обязаны библиотекарю Научной библиотеки МГУ Н.А. Пенчко и независимому исследователю Д.Н. Костышину. Оба внесли выдающийся вклад в перевод, расшифровку, научную обработку и публикацию рукописных протоколов Конференции Московского университета XVIII в. – 15-и книг, содержащих протоколы Конференции и приказы кураторов и директоров вплоть до 1786 г. Знаменитый многотомник известен как «снегирёвское собрание», спасённое архивариусом и выпускником отделения словесных наук И.М. Снегирёвым от московского пожара 1812 г. Учёный подарил его университету в год его столетнего юбилея, и ныне собрание хранится в отделе редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ. Кропотливое исследование этих трудночитаемых древних страниц, чередующих латынь со старорусским, французским и немецким языками, мешающих разговорный, литературный и бюрократический стили, раскрывает истоки становления не только Учёного совета, но самого университета. Первые записки лаконичны и передают простую повестку дня – «главные пункты обсуждения, без подписи и без перечисления присутствующих членов». Принято считать, что их автором скорее всего был Ф.Г. Дильтей. В 1758 г. появляется первый утверждённый секретарь Конференции – воспитанник гимназии первого набора дворянин Борис Салтыков. «Стенограммы» заседаний раскрывают постепенное формирование делопроизводственного и законотворческого опыта, стиля и культуры отчётного документа. Появляются даты заседаний, списки и подписи присутствующих, повестка дня, описание прений и дебатов, оформляется достигнутый результат.
К концу XVIII в. формируется канцелярия Совета, представляющая собой определённое бюрократическое подразделение. Устав 1804 г. предусматривал выборную из ординарных профессоров должность секретаря Совета, который
«§71. Сочиняя дневные записки собрания, вносит в оные рассуждения и определения Совета, ведёт переписку от лица Совета с частными особами: и потому должен быть искусен в российском и иностранных языках, ныне употребительных …
§72. Все письма, от лица Совета секретарём или другим кем писаные, должны быть прочтены пред собранием, и с них в архив списки составлены, а получаемые и в собраниях прочтённые хранятся в подлиннике.
§73. К должности секретаря принадлежит сочинение истории университета, хранение архива и меньшой университетской печати».
 
В помощь секретарю предусматривался архивариус – для поддержания архива в порядке и один писец из обучающихся. Постепенно небольшая канцелярия Совета увеличивала свой штат, одновременно ведая документацией ректора. В ведении секретариата находилась подготовка заседаний Совета, контроль за реализацией его решений и координация взаимодействия со структурными подразделениями.
Важное значение имело хранение и поддержание в порядке архива поскольку в конце каждого года попечителю, а затем в органы образования предоставлялся полный ежегодный отчёт об университетских делах, который с 1863 г. должен был печататься «во всеобщее сведение». В разные периоды и в отдельные годы структура и содержание таких отчётов отличались друг от друга. Однако, непременно в них помещались сведения о текущей деятельности университета, актовые речи, которые произносились в Татьянин день, в связи с очередным выпуском из университета и по другим важным поводам и случаям. Традиция продержалась до 1926 г. в 1955–1964 гг. была сделана попытка её возрождения. В 1994 г. по инициативе Аналитической службы МГУ вышел первый постсоветский Краткий отчёт Московского университета («Ежегодник»), а в 1997 г. Учёный совет МГУ, обсудив на своем заседании опыт последних лет, принял важное решение о внесении издания ежегодного отчёта в реестр обязательных своих дел.
 
2006 г. 250 лет Совету Московского университета
2015 г. Торжественная церемония награждения премиями и званиями людей Московского университета
Многообразие задач, решаемых Советом, и непрерывно возрастающий объём делопроизводства привели к выделению секретариата Совета в 1980-х гг. в отдельное подразделение (М.Г. Грицук, С.Ю. Егоров, И.Ф. Кистанова, Ю.Е. Козлова, В.И. Сугрей). В 1991 г. была введена должность главного учёного секретаря Учёного совета МГУ, находящегося в непосредственном подчинении ректора (В.В. Козлов, О.В. Раевская, Н.С. Федоркин).