ЭС: А.А.Логунов

ЛОГУНОВ АНАТОЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ (30.12.1926, с. Обшаровка Приволжского р-на Самарской обл. – 1.03.2015, Москва), физик, ректор МГУ.
 
Окончил физический факультет МГУ (1951). Ученик Н.Н. Боголюбова.
Кандидат физико-математических наук (1953, «Диффузия частиц в намагниченной межзвёздной среде»). Доктор физико-математический наук (1959, «Вопросы теории дисперсионных соотношений для неупругих процессов»). Профессор (1961).
Академик отделения физических наук (секция ядерной физики) АН СССР/РАН (1972, член-корреспондент с 1968).
 
Заведующий кафедрой физики высоких энергий/квантовой теории и физики высоких энергий физического факультета (1970–2015).  Научный руководитель Института теоретических проблем микромира имени Н.Н. Боголюбова (1992–2015).
Ректор (1977–1992).
 
В Московском университете. С профессией определился не сразу. В школе ему нравилась математика. А мечтал он об авиации, как и многие мальчишки середины 1930-х гг., ещё любил сам что-то мастерить. После школы поступил в Куйбышевский авиационный институт на факультет моторостроения, поняв за время обучения, что любовь к двигателям оказалась просто юношеским увлечением (1943–1946). На третьем курсе перевёлся в Московский авиационный институт на радиотехнический факультет, но программа МАИ не давала ответа на вопросы, как устроен наш мир, чем и куда он движим (1946–1949). Всё это он нашёл в МГУ на физическом факультете, но сразу перевестись не удалось. В то же время на механико-математическом факультете оказался удивительно подходящий экстернат. В МАИ дали свободное расписание.
«Я всё пропадал в университете. Слушал профессоров, про лекции которых товарищи мне говорили, что они скучищу читают, читают плохо. А для меня эти лекции были музыкой и откровением. Они расширяли границы того мира, который я стремился познать, они давали ответы на мои давние мучительные вопросы и ставили грандиозные проблемы, которым – я в этом ни на миг не сомневался – стоило посвятить всю жизнь…».
 
Из МАИ его отчислили, поскольку представленная зачётка мехмата свидетельствовала, что он сдал набор предметов за четыре курса. Собеседование проводил первый проректор МГУ Г.Д. Вовченко, которыйи предложил А.А. Логунову перевод на V курс. «Абитуриент» попросился на IV курс «чтобы аромат университета почувствовать лучше».
«Университет даёт две незаменимые вещи. Первое: целостное представление о мире. И второе: фундаментальное образование, причём по всем направлениям науки.
В общем-то, всё это нераздельно. Фундаментальное образование даёт знания, захватывающие мир во всю постигнутую на сегодня глубину. Обладая ими, вы можете участвовать в самых передовых исследованиях. Вы можете быть активным участником научно-технической революции, которая как раз и поднялась на фундаменте этих знаний».
 
Научная и педагогическая деятельность. В сфере научных интересов физика элементарных частиц, физика высоких энергий, развитие новых представлений о пространстве-времени и гравитации.
Внёс большой вклад в теорию дисперсионных соотношений, позволяющую на базе фундаментальных теоретических принципов устанавливать связь между наблюдаемыми в экспериментах величинами. Развил общие методы, дающие возможность обосновать применимость дисперсионных соотношений к обширному классу процессов. Впервые сформулировал дисперсионные соотношения для процессов фоторождения мезонов и процессов с виртуальными частицами. Эти работы легли в основу описания сильного взаимодействия частиц при низких и средних энергиях (совместно с А.Н. Тавхелидзе).
Предложил новый эффективный метод рассмотрения релятивистской задачи двух частиц в квантовой теории поля, который нашёл широкое применение в квантовой электродинамике, а также используется для описания рассеяния адронов при высокой энергии.
Крупные теоретические работы А.А. Логунова посвящены изучению физических процессов при предельно высоких энергиях. Им установлен ряд важных соотношений между характеристиками таких процессов. Разработал новый подход к проблеме множественного рождения частиц при высоких энергиях. Исследования этих процессов имели исключительное значение для понимания динамики сильного взаимодействия частиц и составляли важнейшую часть научных программ всех ускорительных лабораторий мира.
Соавтор открытия «Закономерность масштабной инвариантности сечений образования адронов» (1969). Была установлена неизвестная ранее закономерность масштабной инвариантности сечений образования адронов, заключающаяся в том, что при взаимодействии частиц высокой энергии относительные сечения образования сильно взаимодействующих частиц являются универсальными функциями приведённого импульса – отношения импульса образующейся частицы к максимально возможному ее импульсу. Это открытие устанавливает соотношение подобия в микромире и с новой стороны характеризует сильные взаимодействия, а также составное строение элементарных частиц на очень малых пространственно-временных интервалах.  Оно служит важной теоретической основой при проектировании крупных ускорителей, новых каналов вторичных частиц, расчётах биологической защиты в условиях радиации на ускорителях сверхвысоких энергий.
Лауреат Государственной премии СССР за цикл работ «Фоторождение пи-мезона на нуклонах» (1973, соавт.)
Лауреат Государственной премии СССР за цикл работ «Метод ренормализационной группы в теории полей» (1984, соавт.)
Награждён золотой медалью имени А.М. Ляпунова за цикл работ «Аналитические продолжения амплитуд в квантовой теории поля» (АН СССР, 1980).
 
Развивая идеи А. Пуанкаре, Г. Минковского, М. Фарадея, Д.К. Максвелла, А. Эйнштейна и Д. Гильберта, создал последовательную релятивистскую теорию гравитации (РТГ), вызвавшую широкое обсуждение в научных кругах. В основу РТГ была положена гипотеза о том, что гравитационное поле, как и все другие физические поля, существует в пространстве Минковского, а его источником является сохраняющийся тензор энергий-импульса материи, включающей и гравитационное поле. Такой подход позволял однозначно построить теорию гравитационного поля как калибровочную теорию гравитации.
«Наиболее принципиальной и фундаментальной проблемой теории тяготения является вопрос о том, является ли гравитация следствием искривлённости пространства-времени из-за наличия вещества, как это предполагается в общей теории относительности (ОТО), или же согласно релятивистской теории гравитации (РТГ) поле тяготения представляет собой физическое поле в духе Фарадея-Максвелла, развивающееся в едином для всех полей, включая гравитационное, пространственно-временном континууме с псевдоевклидовой метрикой Минковского, а риманова геометрия пространства-времени возникает как динамический эффект взаимодействия полей материи и тяготения. ОТО и РТГ дают совпадающие результаты для простейших гравитационных явлений, но принципиально различаются между собой как в общетеоретическом плане, так и в отношении предсказаний для различных гравитационных явлений, происходящих при достаточно сильных полях, когда становится существенным нелинейный характер сил тяготения…
Есть дискуссия. Если есть точка зрения, пожалуйста, высказывайте. Может быть, где-то мы и не правы, а может быть, и другой не прав. Почему это должно быть крамолой? Могу я высказывать свою точку зрения открыто, публично, не в кулуарах? Я свою точку зрения приказным порядком не насаждаю, никуда не обращаюсь, не стараюсь её узаконить... Были уже попытки некоторых учёных подключить центральные органы партии, чтобы задавить нас. Но заставить нас замолчать силой, лысенковскими методами не удастся».
 
Лауреат премии имени М.В.Ломоносова за цикл работ «Теория гравитационного поля» (2001, соавт.).
 
Директор Института физики высоких энергий/ИФВЭ (1963–1974, научный руководитель 1974–1993), директор ГНЦ РФ ИФВЭ (1993–2015). Лауреат Ленинской премии за разработку и ввод в действие протонного синхротрона ИФВЭ на энергию 70 ГэВ (1970, соавт.). Вопрос о необходимости создания протонного ускорителя на самую высокую в мире энергию был поставлен И.В. Курчатовым. В марте 1958 г. ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли решение о сооружении научно-исследовательского комплекса, включающего в себя ускоритель и установки для физических исследований. Первоначально проект предполагал сооружение синхротрона на энергию 50 ГэВ, однако после того как выяснилось, что в ускорителе с жёсткой фокусировкой может быть эффективно преодолена область неустойчивости, проектная энергия ускорителя была увеличена до 70 ГэВ. Невиданная по своим масштабам научная стройка, условно названная Серпухов-7, развернулась на левом лесистом берегу р. Протвы в 15 км к западу от Серпухова. А в 1962 г. научный комплекс, ставший филиалом Института теоретической и экспериментальной физики/ИТЭФ, получил название «Институт физики высоких энергий». Директором был назначен А.А. Логунов, научным руководителем – Н.Н. Боголюбов. Проект самого ускорителя, запущенного в 1967 г., был разработан коллективом физиков и инженеров ИТЭФ под руководством В.В. Владимирского.
Придание ИФВЭ статуса самостоятельного института, оперативное создание работоспособного коллектива, ядром которого стали учёные и специалисты из Дубны, Москвы, Харькова и других городов страны, стало решающим фактором в форсировании работ по проектированию и сооружению ускорителя, экспериментальной базы и инфраструктуры нового научного центра. На базе ИФВЭ впервые было реализовано широкое сотрудничество всех советских и важнейших зарубежных центров в области физики высоких энергий, а через 20 лет был создан учебно-научный центр для обучения студентов старших курсов МГУ и ряда других вузов.
Почётный гражданин города Протвино (1996). Заслуженный профессор Московского университета (1999).
 
Административная деятельность. А.А. Логунов был стремительно назначен на должность ректора 22 сентября 1977 г., неожиданно для него самого, когда в августе 1977 г. трагически погиб Р.В. Хохлов.
Период ректорства А.А. Логунова условно можно разделить на два этапа: 1977–1984 гг., и 1985–1991 гг., резко различающиеся по политико-экономическому состоянию страны. Стабильная и спокойная ситуация в «эпоху Брежнева», неуверенная и неустойчивая в годы «Андропова–Черненко» (1982–1985), она неожиданно быстро приобрела хаотический характер с началом «перестройки Горбачёва» и закончилась развалом Советского Союза в декабре 1991 г.
Годы 1977–1984 в содержательном отношении определяются организацией работы по выполнению двух главных задач, поставленных руководством страны. Одна из них состояла в повышении вклада высшей школы и науки в научно-технический потенциал страны на фоне нашего очевидного отставания от Запада. Другая – в укреплении идеологических основ коммунизма в общественном сознании населения и соответствующем воспитании молодёжи и студенчества. Здесь вся работа концентрировалась в основном вокруг пропаганды новой Конституции СССР, принятой в 1977 г., и реализации вытекающих из неё политических, административно-государственных и хозяйственных задач.
На этот период выпало главное торжество – празднование 225-летия Московского университета. МГУ был награждён орденом Октябрьской Революции, а ректор – званием Героя Социалистического Труда. Комплекс МГУ на Ленинских горах был отнесён к памятникам архитектуры советского времени (1984) – без соответствующего согласования запрещалось точечное строительство и перепланировка.
 
Второй этап начался сразу с проблем – в соответствии с Законом «О всеобщей воинской обязанности» (1984) более 270 первокурсников были призваны в ряды Вооружённых сил СССР. До конца ректорского срока А.А. Логунов пытался переломить ситуацию, акцентируя внимание властных структур на значительном ущербе, нанесённом научному и интеллектуальному потенциалу страны, прерыванием обучения, в первую очередь, математиков, физиков, химиков, биологов. В адрес Президента СССР М.С. Горбачёва было подготовлено соответствующее письмо.
Главным политическим фактором, определившим содержание второго этапа, стала XIX всесоюзная конференция КПСС, запустившая процесс конституционных реформ в СССР (29 июня – 1 июля 1988 г.). Прошедшая следом в МГУ XXXIV отчётно-выборная конференция партийной организации положила начало быстрому и коренному изменению в системе управления университетом, выдвинув на первый план его жизни вопросы об автономии, уставе и ректоре. Необходимо отметить, что с начала «перестройки» А.А. Логунов являлся её активным сторонником и проводником, сумевшим, воспользоваться сложившейся политической ситуацией и добиться для Московского университета самого главного – автономии. Путь к ней пролегал через множество препятствий.
«Сейчас всем чётко сказано: главное – инициатива. Её надо проявлять. Никто её не сдерживает. Если будут сдерживать, то, пожалуйста, обращайтесь в ректорат, в партком… Тогда определим, что нужно кафедре для нормальной её деятельности. Кое-что оставим тогда деканатам, и совсем минимум оставим ректорату. Конечно, формирование профессорского состава мы из рук не выпустим. Эти вопросы будет решать только учёный совет университета, потому что это и есть лицо университета, он подтягивает одни факультеты к другим, здесь происходит обмен мнений. Если уйти от этого, не будет университета. Будут просто факультеты…».
 
Опираясь на постановление Совета министров СССР №1194 от 26 октября 1987 г. «Об укреплении материально-технической базы МГУ им. М.В.Ломоносова», выделившее университету земельный участок в промышленной зоне Очаково Гагаринского района Москвы, ныне известный как новая территория МГУ за Ленинским проспектом, МГУ начал планировать своё дальнейшее развитие.
Одновременно с планами территориального расширения комиссия Учёного совета МГУ начала работать над вариантами текста нового устава, формулируя принципы университетской автономии и самоуправления. Эти принципы широко обсуждались в коллективах университета и легли в основу следующего очень нужного постановления №1245 от 8 декабря 1990 г. «О Московском государственном университете им. М.В.Ломоносова», предоставлявшего МГУ «статус общесоюзного самоуправляющегося (автономного) государственного высшего учебного заведения». 25 января 1991 г. университет отпраздновал свой первый после долгого перерыва Татьянин день, на котором присутствовал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В этот день А.А. Логунов объявил о приостановлении работы Дома культуры МГУ на улице Герцена, с целью восстановления домового храма св. Татианы, существовавшей при Московском университете с 1791 г.
 
На фоне этих крупных достижений как-то терялась нелёгкая повседневность университетской жизни: недостаточность материальной составляющей, слабость лабораторной научной базы и технической оснащённости, низкая «плотность» электронно-вычислительных машин, практически полная закрытость информации о зарубежных открытиях и разработках... Ректорат постоянно ставил перед Минвузом СССР вопросы об увеличении аспирантуры, об оснащении факультетов современным оборудованием, об организации международных студенческих стажировок... Частично выход был найден в развитии сотрудничества с АН СССР, в рамках которого университет начал создавать филиалы ряда своих кафедр в профильных институтах академии.
«Важнейшую роль в жизни общества играет наука и подготовка высококвалифицированных кадров. Дело здесь обстоит пока не совсем благополучно и даже, точнее, совсем неблагополучно… Если говорить откровенно, университет по оснащённости неконкурентоспособен ни с одним высшим учебным заведением Запада или США… в науке без приборов вообще ничего сделать нельзя. Валюты для закупки приборов нет. Ряд постановлений издан… Необходима кооперация с отраслевыми институтами, с АН СССР».
 
Принципиальное значение имело осознание руководством университета необходимости консолидации в этих исторических условиях всей высшей школы, всех университетов и ведущих вузов с целью противостояния разрушающим страну силам, выработки программы, направленной на сохранение единого образовательного пространства. Для реализации этой цели в 1988 г. было создано Учебно-методическое объединение университетов, в которое вошли 70 вузов СССР, а через год учреждена Ассоциация университетов СССР. Президентом ассоциации был избран А.А. Логунов, генеральным секретарём – В.А. Садовничий.
В рамках разрастающегося государственного кризиса А.А. Логунов лично встречался и с Президентом СССР М.С. Горбачёвым (октябрь 1991 г.), и в составе университетской делегации – с Президентом РСФСР Б.Н. Ельциным (13 ноября 1991 г.). Решались вопросы о статусе университета, его финансировании и введении в действие Устава МГУ.
 
Без сомнения, «время Логунова» относится к одному из самых трудных отрезков в истории Московского университета. Он был уволен с должности ректора 24 марта 1992 г. «в связи с истечением срока полномочий», проработав на ней 14 лет и 3 месяца. На новый срок он свою кандидатуру не выдвигал – ему исполнялось уже 66 лет. На альтернативных выборах новым ректором Московского университета был избран В.А. Садовничий.
А.А. Логунов вернулся к активной работе в ИФВЭ подмосковном Протвине.
Газета «Московский университет». 1992. №3. Апрель
Общественная и партийная деятельность. Кандидат в члены ЦК КПСС (1981–1986), член ЦК КПСС (1986–1990). Депутат Верховного Совета РСФСР (1975–1980). Депутат Верховного Совета СССР (1978–1989). Делегат XXV съезда КПСС (1976), XXVI съезда КПСС (1981). Член Государственного комитета СССР по народному образованию (1989–1991). Член Комиссии АН СССР по перспективам развития науки в РСФСР (1989–1991).
 
Государственные награды: Герой Социалистического Труда (1980). Ордена – Ленина (1971, 1975, 1980, 1986), «Знак Почёта» (1962), «За заслуги перед Отечеством» (II ст. – 2002, III ст. – 1995), Благодарность Президента РФ (1996), Почётная грамота Президента РФ (2012).
 
Награды иностранных государств: ордена – «Полярной Звезды» (Монгольская Народная Республика, 1976), «Заслуг перед Республикой Польша/Zasługi Rzeczypospolitej Polskiej» Заслуги (Польская Народная Республика, ст. – командорский крест, 1986), «Югославского флага» (Социалистическая Федеративная Республика Югославии, 1987).
 
Память. Институту физики высоких энергий НИЦ «Курчатовский институт» было присвоено имя А.А. Логунова, а на здании отдела теоретической физики ИФЭВ была открыта мемориальная доска с именем учёного (2016).
 
Основные труды: «Основы аксиоматического подхода в квантовой теории поля» (соавт., 1969), «Изменяется ли энергия источника при изучении гравитационных волн в теории гравитации Эйнштейна?» (соавт., 1977), «Лекции по теории относительности: современный анализ проблемы» (1983), «К работам Анри Пуанкаре “О динамике электрона”» (1984), «Пространство Минковского как основа физической теории гравитации» (соавт., 1984), «Основы релятивистской теории гравитации» (соавт., 1985), «Новые представления о пространстве-времени и гравитации» (1986), «Неоднозначность предсказаний общей теории относительности и релятивистская теория гравитации» (соавт., 1986), «Объясняет ли общая теория относительности гравитационные эффекты?» (соавт., 1986), «Лекции по теории относительности и гравитации: современный анализ проблемы» (1987), «Масса гравитона и развитие фридмановской Вселенной» (соавт., 1987), «Еще раз о неоднозначности предсказаний ОТО» (соавт., 1988), «Основные принципы релятивистской теории гравитации» (1989), «Об основных принципах релятивистской теории гравитации» (соавт., 1990), «Теория гравитационного поля» (2000), «Анри Пуанкаре и теория относительности» (2004), учебное пособие «Основы теории относительности. Конспект лекций» (1982).
 
Литература: Логунов А.А., Мествиришвили М.А. Релятивистская теория гравитации; Сессия Общего собрания Академии наук СССР 18–20 октября 1988 г. Вестник РАН. 1989. №2. С. 101–103; Институт физики высоких энергий им. А.А.Логунова.
***
 
Члены Президиума АН СССР в тоннеле ускорителя У-70. Второй слева А.А. Логунов
Открытие 2-го учебного корпуса гуманитарных факультетов