ЭС: Зоологический музей

ЗООЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ, старейший естественнонаучный музей МГУ, учебно-научное подразделение биологического факультета. Основан для исследовательских, учебных и просветительских целей в 1791 г. Первый директор Г.И. Фишер фон Вальдгейм; с 2009 г. музеем руководит д.б.н. М.В. Калякин.
 
Музей занимается сбором, хранением, и использованием в научных, образовательных и просветительских целях зоологических коллекций и является их самым крупным собранием в Москве и вторым по объёмам в стране. В его фондах насчитывается до 10 млн образцов представителей современной фауны – от одноклеточных животных до крокодилов, тигров и человекообразных обезьян. Все экспонаты за единичными исключениями представляют собой натуральный биологический материал. Крайне важно наличие более чем 10 тыс. так называемых «типовых экземпляров», или «типов» – экземпляров, по которым были описанные новые для науки виды или даже роды животных.
Музейная экспозиция сохраняет в своей основе традиционную расстановку экспонатов, берущую начало с учебной коллекции конца XVIII в. Порядка 10 тыс. животных сгруппированы в систематическом порядке, тип за типом, отряд за отрядом, в соответствии с представлениями о степени их родства и о ходе эволюции. Ежегодный прирост коллекций составляет 60–70 тыс. экземпляров. Современный вид выставочные залы получили в 1980-е гг.
 
Основная задача музея – изучение биоразнообразия животного мира. В закрытых для публичного посещения помещениях расположены фондохранилища, научные отделы и лаборатории. Музейные коллекции предоставляют исследователям материал для изучения существующими научными методами морфологического разнообразия животных, содействуют подготовке студентов и аспирантов биологического факультета по специальностям «зоология позвоночных», «ихтиология», «энтомология» и «зоология беспозвоночных», «экология» при выполнении ими различных квалификационных работ.
В структуру музея входит несколько научно-хранительских секторов, в том числе: беспозвоночных животных (более 1,5 млн экземпляров моллюсков, клещей, пауков и др.); энтомологии (более 4,5 млн – жуков, бабочек, двукрылых и других насекомых); ихтиологии (более 230 тыс. – рыб и рыбообразных); герпетологии (более 90 тыс. – земноводных и пресмыкающихся); орнитологии (более 140 тыс. птиц); териологии (192 тыс. – млекопитающих); эволюционной морфологии.
Уникальной для музейной практики является лаборатория исторической ДНК, деятельность которой направлена на увеличение вовлечённости в научный оборот старых (время сбора 20–150 лет назад) музейных материалов разных форм хранения и консервации.
 
Музей участвует в ряде крупномасштабных программ, в числе которых «Научные основы создания Национального банка-депозитария живых систем» по разделу «Животные» (2014–2018, грант РНФ); проекта «Атлас гнездящихся птиц Европы» (2010–н.вр.); «Атлас млекопитающих европейской части России» (2017–н.вр.); Программа «Птицы Москвы и Подмосковья» (1999–н.вр.), формирование мониторинговой коллекции беспозвоночных животных морей Российской Арктики совместно с ББС имени Н.А. Перцова (филиал Зоологического музея; более 16 тыс. единиц хранения и свыше 40 тыс. экземпляров беспозвоночных).
 
Музей издаёт сборники «Труды Зоологического музея» (1935, с 1965 г. – «Труды Зоологического музея. Исследования по фауне») и «Зоологические исследования» (1998–н.вр.), поддерживает публикацию нескольких журналов по различным разделам зоологии.
 
Центральный вход в музей
28 октября 2016 г.  Торжественное собрание, посвящённое 225-летию музея. Выступает директор музея М.В. Калякин
Современная экспозиция размещается в трёх залах – Нижнем, Верхнем и Костном.
«Сюда под гулкие своды Зоологического музея, минуя высокий вестибюль, расцвеченный прекрасными картинами художника Ватагина, на которых так выразительно живут и борются за жизнь сильные хищные птицы, приходят всякие люди: и девятилетние школьники с любопытными сияющими от восторга глазёнками, и студенты, готовящиеся к семинару по зоологии, и научные работники, озабоченные устройством и расположением какой-нибудь косточки в черепе мамонта. Пройдёмся и мы с ними мимо черепов и скелетов, мимо загадочных и знакомых чучел, одетых, как при жизни, тёплым мехом или пёстрыми перьями.» (Газета «Московский университет». 1934. 22 октября).
 
Слониха Молли
Манта — гигантский морской дьявол
Шерстистый мамонт
 
Справа от вестибюля, на пути к Нижнему залу стоит один из самых крупных музейных экспонатов – чучело индийской слонихи Молли – жительницы Московского зоопарка (1946–1954; таксидермисты В.И. Пивоваров, В.П. Радин, П.С. Савельев). Молли стала первой слонихой, давшей потомство в неволе: её сын Москвич родился в августе 1948 г. (отец – азиатский слон Шанго).
Возле лестницы, ведущей к залам второго этажа, смонтирован подлинный и один из наиболее полных – скелет шерстистого мамонта, погибшего около 43 тыс. лет назад и найденного в низовьях ручья Аччыгай-Аллаиха, впадающего в р. Индигирку (Якутия, бивни, несколько рёбер и позвонков утеряны при раскопках). Скелет был передан Палеонтологическим музеем АН СССР (1970-е гг.).
 
Первый зал – Нижний зал
 
Основная цель самого богатого по числу экспонатов зала – демонстрация разнообразия животных, от одноклеточных организмов (муляжи) до рептилий. В настоящее время в зале организованы экспозиции: беспозвоночных животных; насекомых; рыб и рыбообразных; амфибий; рептилий; сообществ гидротермальных источников. Среди редчайших экспонатов – скат манта (таксидермист В.П. Радин), а также прекрасно выполненный макет (!) латимерии.
В музее существует уникальная коллекция живых рептилий – Научный террариум, работающий по выходным дням. Некоторые из этих животных были впервые открыты и описаны сотрудниками музея. Террариум используется как для образовательных целей, так и для научной работы.
 
Второй зал – Верхний зал
 
В большом зале второго этажа представлены птицы и млекопитающие, в том числе редкие и давно вымершие (лошадь Пржевальского, каролинский попугай, странствующий голубь).
Коридор второго этажа отведён выставке «Зоологический музей в истории Московского университета: коллекции и люди», экспонаты которой – свидетели своего времени.
 
Третий зал – Костный зал
 
Анатомические препараты позвоночных животных собраны в Костном зале (другие названия – Зал сравнительной анатомии Зал эволюционной морфологии), расположенном также на втором этаже. Целью экспозиции является формирование представления об эволюции конкретных органов и частей тела позвоночных животных и принципах эволюционного развития животных в целом (соотношение онтогенеза и филогенеза, эволюция органов и функций, эволюционный прогресс). Спиртовые препараты фиксируют строение внутренних органов различных групп позвоночных, их индивидуальное развитие (онтогенез); скелеты – демонстрируют разнообразие приспособлений опорно-двигательной системы к различным вариантам передвижений; схемы, рисунки и таблицы дают оригинальную реконструкцию ископаемых позвоночных. Среди редчайших экспонатов – полный скелет вымершей стеллеровой коровы.
 
Отдельное собрание музея составляет богатая коллекция живописных картин, графики, рисунков – всего более 15 тыс. единиц хранения, выполненных выдающимися художниками-анималистами – В.А. Ватагиным, А.Н. Комаровым, Н.Н. Кондаковым, А.Н. Сичкарём. Огромные живописные панно, посвящённые животному миру, украшают центральный холл и залы музея.
 
Научно-информационный отдел (библиотека). Книжное собрание музея насчитывает около 200 тыс. единиц хранения, включая 46 тыс. научных журналов и более 93 тыс. оттисков и авторефератов. Начало созданию библиотеки было положено в 1865 г., когда члены ИОЛЕАЭ организовали сбор специальных взносов для приобретения зоологических изданий. Значительную её часть составляют мемориальные коллекции выдающихся отечественных зоологов, в том числе А.П. Богданова, В.Г. Гептнера, Г.П. Дементьева, Г.В. Никольского, С.И. Огнёва, С.С. Турова. Самая большая книжная коллекция широкого профиля принадлежала энтомологу и популяризатору науки Н.Н. Плавильщикову (16,5 тыс. экземпляров).
 
Экскурсионная и просветительская деятельность. Музей ведёт широкую просветительскую работу, ориентированную на посетителей разного возраста, – ежегодно его посещают около 100 тыс. человек. Эта работа неоднократно отмечена почётными грамотами московской администрации.
Сотрудники проводят за год почти 1500 тематических экскурсий, интерактивные занятия, мастер-классы, лекции, участвуют в Фестивале науки, в городских акциях «Ночь в музее» и «День исторического и культурного наследия», в олимпиаде «Музеи. Парки. Усадьбы».
Для учащихся 7–11 классов с 1992 г. работает Кружок юных натуралистов. Под руководством сотрудников музея ребята участвуют не только в теоретических занятиях, но выезжают на учебно-исследовательские практики в Подмосковье и другие природные зоны, в том числе в тайгу на север Карелии, в субтропики горного Крыма или в астраханские пустыни.
Факультативные занятия для школьников проводит лекторий музея.
 
Нижний зал
Верхний зал
Костный зал
 
Территория. Здание Зоологического музея, построенное на рубеже XIX–XX вв., расположено на исторической территории Московского университета в центре города (ул. Большая Никитская, д. 2).
 
***
Из истории
 
Первые «редкости» в Московском университете появились как дары уральских горнопромышленников братьев-меценатов Прокофия, Григория и Никиты Демидовых одновременно с его учреждением в 1755–1759 гг. В собрание – Минералогический кабинет, активно пополняемое в дальнейшем другими коллекционерами и благотворителями (в первую очередь знатными особами и обладателями крупных состояний), входили тысячи минералов, препарированных животных различных групп, гербаризированных растений, раковин, картин, монет и книг. В 1786–1793 гг. по проекту архитектора М.Ф. Казакова для университета было выстроено новое здание (в настоящее время в нём размещаются ИСАА и НИИ антропологии), предполагавшее наличие в нём специальных комнат для хранения этих редкостей. Датой основания Зоологического музея традиционно считается 1791 г., когда Демидовское собрание было размещено в этих помещениях, превратившись в настоящий музей, – Музей естественной истории. Строгая систематизация натурального материала и выделение из неё зоологической составляющей было проведено в начале XIX в. Г.И. Фишером фон Вальдгеймом – первым штатным директором музея. Изначальный декоративный порядок сменился таксономическим, опиравшимся на системы К. Линнея (ботаника), Ж. Кювье (палеонтология) и Б. Ласепеда (ихтиология). Музей естественной истории открылся для студентов и широкой публики, было дано его первое описание и составлен каталог предметов (1805–1807, «Музеум естественной истории Императорского Московского университета, приведённый в порядок и описанный публичным ординарным профессором естественной истории и членом многих учёных обществ Г.Фишером. Перевёл с французского Дмитрий Лазаревич»).
Московский пожар Отечественной войны 1812 г. практически полностью уничтожил эти коллекции, и музей пришлось создавать заново. Благодаря активности Г.И. Фишера фон Вальдгейма уже через два года после пожара число экспонатов увеличилось до 6000. Продолжая благородную семейную традицию, сын Никиты Демидова – Николай, одним из первых пожертвовал свыше 3000 редкостей – минералов, раковин и чучел животных (1813). К началу 1830-х гг. период становления музея закончился, а число экспонатов в нём достигло 25 тыс.
 
Страничка из «Музеума естественной истории...»
Основатель музея — Г.И. Фишер фон Вальдгейм
Раковина из Демидовского собрания, "пережившая" пожар 1812 г.
 
Следующий период характеризуется организацией и упорядочиванием собранного материала, интенсивным использованием его в процессе преподавания. Директор К.Ф. Рулье придавал первостепенное значение изучению отечественной фауны, привлекая в музей сборы из Европейской части России, Кавказа, Средней Азии и Сибири и делая акцент на их серийности (в этот период в музей поступили в том числе экспонаты от естествоиспытателей и путешественников Г.С. Карелина и Н.А. Северцова). Сам он как палеонтолог собрал значительную коллекцию ископаемой фауны из отложений юрского и мелового возраста, которая также стала частью фондов. Реорганизация Медико-хирургической академии принесла в Зоологический музей более 15 тыс. предметов из её анатомического кабинета (1844).
 
«Эпохой Богданова» называют более чем 30-летний период руководства музеем выдающимся учёным, преподавателем и популяризатором науки А.П. Богдановым. В это время была заложена его современная идеология как структуры Московского университета, работающей на фундаментальной основе с зоологическими коллекциями и участвующей в подготовке профессиональных кадров по различным биологическим специальностям. Продолжая дело К.Ф. Рулье, А.П. Богданов (вместе с первыми штатными сотрудниками) разделил фонды на экспозиционные, учебные и научные, ввёл обязательное документирование поступающих материалов и организовал разбор и описание уже существующих. Он первым указал на важность формирования серийных коллекций, содержащих десятки типовых экземпляров, которые должны служить основой для описания новых видов. Специально подготовленные экспедиции направлялись для целенаправленного сбора в различные регионы планеты. Учёному удалось привлечь к деятельности музея частных коллекционеров, естествоиспытателей, охотников, членов научных обществ, таких как МОИП и ИОЛЕАЭ. Музей хранит коллекции известных путешественников того времени В.И. Исаева, П.К. Козлова, А.П. Федченко.
 
На рубеже XIX–XX вв. потребность Московского университета в площадях приобрела особую остроту – только зоологические фонды выросли за время работы А.П. Богданова с 65 до 87 тыс. экспонатов, а существовали ещё коллекции Музея антропологии (Д.Н. Анучин), Музея изящных искусств (И.В. Цветаев), Института сравнительной анатомии (М.А. Мензбир), Геологического (А.П. Павлов) и Палеонтологического (М.В. Павлова) музеев; катастрофически не хватало учебных и лекционных аудиторий. Было принято решение о кардинальной реконструкции застройки основного университетского комплекса на Моховой, которую провёл архитектор университета К.М. Быковский. Так появилось современное здание Зоологического музея, стоящее своими «крыльями» вдоль Большой Никитской улицы и Никитского переулка (1898–1902).
Перенос коллекций занял несколько лет, и только в 1911 г. для публики открылся Верхний зал с птицами и млекопитающими. Наряду с экспозиционными залами, были выделены площади под жилые квартиры, переданные некоторым университетским профессорам. Именно здесь жил гениальный профессор-зоолог В.И. Персиков, герой повести М.А. Булгакова «Роковые яйца», прототипом для которого послужил А.Н. Северцов (1925).
1911 г. М.А. Мензбир (в центре) с сотрудниками Института сравнительной анатомии у скелета индийского слона в Костном зале
В этом же здании получил помещения Институт сравнительной анатомии, располагавший анатомическими коллекциями, библиотекой, музеем и лабораторией. Медики и биологи совместно собирали и использовали для обучения студентов и научной работы скелеты, анатомические препараты, реконструкции и рисунки (1844, Я.А. Борзёнков, Н.А. Варнек, И.Т. Глебов, Н.К. Кольцов, В.Н. Львов, Б.С. Матвеев, М.А. Мензбир, А.Н. Северцов, П.П. Сушкин, И.И. Шмальгаузен). Институт, позже вошедший как отдел филогении в состав Зоологического музея, занимал современный Костный зал, в котором до настоящего времени сохраняются препараты, созданные этими выдающимися учёными.
 
После Октябрьской революции 1917 г. перед вузами была поставлена задача увеличения выпуска высококвалифицированных кадров по важнейшим отраслям науки. Для усиления научной составляющей образования в МГУ были созданы системы институтов по естественным и гуманитарным наукам. Институт зоологии, который был организован вычленением в самостоятельную организацию научных частей из различных субъединиц Зоологического музея, вошёл в состав Ассоциации научно-исследовательских институтов при физико-математическом факультете, и также разместился в здании музея, соседствуя с Плавморнином Л.А. Зенкевича и И.И. Месяцева (Нижний зал); в 1930 г. сюда был переведён выделившийся из физико-математического факультета биологический факультет. Несмотря на финансовые и бытовые трудности «времени перемен», научная работа продолжалась, было совершено свыше 50 экспедиций, преимущественно в районы центральной России, Кавказа и Средней Азии. В числе значительных поступлений – крупные и ценные коллекции птиц С.А. Бутурлина и Г.И. Полякова. Значительный рост фондов потребовал выработки новых подходов к их научной обработке и систематизации. Появилось первое разделение штатных сотрудников по секциям – беспозвоночных (Г.Г. Абрикосов, Е.В. Боруцкий), герпетологии (Н.В. Шибанов), ихтиологии (Г.В. Никольский), млекопитающих (В.Г. Гептнер), орнитологии (Н.А. Гладков, Г.П. Дементьев, А.М. Судиловская), охотничье-промысловой экспозиции (С.Д. Перелешин), филогенетической (Б.С. Матвеев), эволюционной морфологии (А.Н. Дружинин), энтомологии (А.Н. Желоховцев, Б.С. Кузин, Е.С. Смирнов).
 
Масштабная реорганизация высшего образования, проведённая в начале 1930-х гг. ненадолго переподчинила Зоологический музей музейно-краеведческому отделу НКП РСФСР (1931–1939). В это время музей осваивает новую для себя роль культурно-информационного центра. Экспозиция была перестроена в соответствии с музейными требованиями и сохранялась в основном до конца 1970-х гг.; впервые открылся Нижний зал с коллекциями рыб, амфибий, рептилий и всех беспозвоночных. Художественное оформление помещений было поручено известному художнику-анималисту В.А. Ватагину. Как в стенах самого музея, так и на городских площадках активно развивается выставочная деятельность. Сотрудники выезжают с чтением общеобразовательных лекций на предприятия Москвы, в колхозы и совхозы области. На регулярной основе начинается работа со школами: для учителей проводятся семинары по зоологии, для школьников создан кружок юного биолога (1937). Необходимо отметить, что до революции также существовали тематические кружки, в которых занимались многие из ставших впоследствии известными учёных (в том числе кружки – для изучения русской природы; промысловой зоологии; имени Ламарка).
 
Одновременно музей сохранил свои функции образовательной и научной университетской структуры. Его хранилища пополняются типовыми шкурками и скелетами лисиц, колонков, зайцев, хорьков, морских бобров-каланов – 48 865 экземпляров (1939), 42 743 (1935), 40 300 (1934), 23 787 (1932); из Владивостока был прислан уникальный экземпляр уссурийского тигра. Многие сотни и тысячи сортированных и промеренных шкурок и черепов были обработаны С.И. Огнёвым и легли в основу его главного труда «Звери СССР и прилежащих стран» (1942, Государственная премия СССР).
 
Типовые образцы бабочки-голубянки
1938 г. Разбор материалов (второй справа В.К. Федулов)
Рога горных баранов в хранилище
 
Появились ценные коллекции насекомых и паукообразных (1931, В.И. Перелешин), бабочек Дальнего Востока (1936–1936, А. Мольтрехт), птиц Алтая и Монголии (1937, П.П. Сушкин). Общая численность собранного материала достигла 1,2 млн экземпляров. Продолжалась публикация монографий и обзоров по систематике и фауне СССР, а с 1935 г. музей начал издавать собственный сборник «Труды Зоологического музея». На акарологических сборах музея сотрудниками Института зоологии А.А. Захваткиным и З.С. Родионовым были выполнены исследования по биологии и систематике амбарных клещей, позволившие стране в будущем сохранить значительное количество зерна (1941, Государственная премия СССР).
 
Наметившийся прогресс прервала Великая Отечественная война. Существенная часть фондов (перевозке не подлежали насекомые) в сопровождении директора музея С.С. Турова и сотрудников Е.В. Боруцкого, В.Г. Гептнера и Г.П. Дементьева была эвакуирована в Ашхабад, а затем в Свердловск. Вернувшись в Москву в конце 1943 г., учёные привезли с собой коллекционные материалы, собранные в Туркмении, – несколько тысяч экземпляров птиц, млекопитающих, рептилий, рыб и насекомых.
Находящееся в центре Москвы здание музея приняло на себя удар авиационной бомбы, разбивший окна, витрины стендов с экспонатами (29 октября 1941 г.). Благодаря героическому труду оставшихся сотрудников, научные коллекции млекопитающих и птиц были перенесены в Нижний зал, а спиртовые – в подвалы химического склада МГУ. Но уже в марте 1942 г. Верхний и Костный залы открылись, Нижний, используемый как склад для запакованных коллекций, оставался закрытым до 1945 г.
 
Парадоксальным образом следующий удар по музею был нанесён эпохальным решением Совета министров СССР о строительстве новых зданий МГУ на Ленинских горах, в соответствии с которым биологический факультет получил отдельный корпус (1948). До ввода этого корпуса в строй, Зоологический музей несколько лет служил местом хранения предметов, предназначенных к переезду, и был настолько забит, что доступ посетителей был значительно ограничен, а в 1953–1954 гг. закрылась вся экспозиция. Музей опустел, нарушилась естественная традиция преподавания зоологии с опорой на коллекции музея (в этой роли стали выступать собственные материалы кафедр); крупные учёные перешли на должности внештатных кураторов.
 
Большая зоологическая аудитория по проекту К.М. Быковского (Архив Зоомузея)
Учебное пособие
Аудитория для малого биологического практикума (Архив Зоомузея)
 
В то же время появилась возможность саморазвития музея – площади уехавшего биологического факультета, а в 1970-е гг. и освобождающиеся профессорские квартиры превращались в рабочие комнаты и хранилища, и научная работа не затихала. Рубеж 1950-х гг. ознаменован вовлечением сотрудников в решение ряда общегосударственных задач, направленных на восстановление народного хозяйства. Одной из них стал проект под названием «Великий план преобразования природы», предусматривавший создание нескольких крупных лесных полос в степных и лесостепных районах СССР общей протяжённостью свыше 5300 км. В соответствии с этим планом предстояло посадить лес так, чтобы преградить дорогу суховеям и изменить климат на площади 120 млн га. МГУ принимал участие в работах по направлению Камышин–Сталинград. В полевых исследованиях были задействованы не только ботаники, почвоведы, географы и геологи естественнонаучных факультетов, но также териологи, орнитологи и энтомологи Зоологического музея. Значительных успехов добилась комплексная Амурская экспедиция, работавшая в течение пяти лет под руководством Г.В. Никольского и Е.В. Боруцкого на Дальнем Востоке. Учёные изучили образ жизни и хозяйственное значение рыб бассейна Амура, а данные ими рекомендации по системе мероприятий, направленных на повышение рыбопродуктивности реки были удостоены Государственной премии СССР (1950). Авторский коллектив орнитологов разработал план, написал и в сжатые сроки издал фундаментальный шеститомный труд – «Птицы Советского Союза», содержащий сведения о составе птиц всей страны (1952, Государственная премия СССР, Н.А. Гладков, Г.П. Дементьев Е.П. Спангенберг, А.М. Судиловская). Необходимо отметить, что до настоящего времени, орнитологическая коллекция музея занимает по своему объёму второе место в стране (около 150 тыс. экземпляров), уступая только Зоологическому институту РАН; собрание кладок яиц и гнёзд птиц (более 8000) – самое крупное среди стран Восточной Европы и Северной Азии, а в части, касающейся северо-востока Палеарктики – самое представительное в мире.
 
Кардинальные перемены начались в жизни музея с приходом в 1970 г. на должность директора О.Л. Россолимо, которой удалось провести музей через критические 1990-е гг., когда университет боролся «за выживание и сохранение». Были освобождены практически все помещения Зоологического корпуса, которые использовались не по своему прямому назначению, проведены ремонт и полная реконструкция музейных залов и библиотеки, обновлена экспозиция, просуществовавшая нетронутой около 50 лет. Значительному изменению подверглась Большая зоологическая аудитория – её классический амфитеатр, придуманный К.М. Быковским, был упрощён в пользу большего числа посадочных мест. На некоторое время музей был закрыт для посещения, но уже в 1984 г. стала доступна для обозрения экспозиция Нижнего зала, в 1989–1990 гг. открылись Верхний и Костный залы.
 
Говоря о Зоологическом музее, нельзя обойти вниманием тему его экспонатов, сделанных руками выдающихся мастеров чучельников. До настоящего времени в России не существует специализированных учебных заведений, и таксидермистами становятся охотники, зоологи, работники зоопарков, музеев и звероферм, осваивающие эту науку самостоятельно или под руководством других мастеров. Московская школа научной таксидермии, сочетающая технические приёмы, знания по биологии и анатомии животных с искусством, восходит к орнитологу и охотнику Ф.К. Лоренцу, его ученикам А.Ф. Котсу и Ф.Е. Федулову, ставшему основателем семейной династии в этой профессии. Ф.К.Лоренцу принадлежит приоритет в создании композиций – биогрупп, в которых чучело животного представлено в окружении природных объектов, естественных для него. В фондах Зоологического музея находятся уникальные чучела и биогруппы, выполненные Ф.К. Лоренцом (самец дрофы, заяц русак, волк), А.Ф. Котсом и В.К. Федуловым. Большой вклад в создание экспозиции внесли мастера, проработавшие в музее многие годы, такие как П.Н. Большунов (1925–1939), К.П. Котова (1969–1983), Н.К. Назьмов (1932–1942, 1980–1985; «Охота харз», «Стадо сайгаков»), П.С. Николаев (1938–1951), В.И. Пивоваров (1947–1968), В.П. Радин (1951–1989, тигр, горилла, гигантские панды, кондор), П.С. Савельев (1935–1965), Н.А. Сытов (1954–1963), В.К. Федулов (1932–1941, белый медведь, красный волк, тапир, лев). Таксидермическая мастерская музея обеспечивает все этапы превращения тушки животного в выставочный образец, начиная от съёмки шкуры, её кваски и дубления до изготовления деревянных или металлических каркасов, на которые она натягивается и затем сшивается (В.П. Коротков, А.Б. Кузьмин, В.Е. Литвин, В.Н. Сотников, М.Ю. Триполитов, В.А. Хренов, К.Ю. Шатохина).
 
1937 г. В препараторской – П.С. Савельев, В.К. Федулов, В.А. Никулочкин (Архив Зоомузея)
В.К. Федулов. Биогруппа «Белые медведи»
1938 г. Работа с уссурийским тигром – В.К. Федулов, ?, П.Н. Большунов, П.С. Савельев, В.Г. Гептнер, П.С. Николаев, Зорин (Архив Зоомузея)
Современный период развития музея характеризуется активным использованием его фондов в научных государственных и университетских программах, расширением географии полевых исследований (в том числе в странах Южной и Юго-Восточной Азии), широкой экскурсионной и просветительской деятельностью.
 
Литература: Любарский Г.Ю. История Зоологического музея МГУ: идеи, люди, структуры. – М., 2009; Михайлов К.Г. Материалы по истории Зоологического музея МГУ: 1917–1978. 2002; Павлинов И.Я. Зоологический музей Московского университета: Фрагменты истории: 1755–1992. 2016; Зоологический музей МГУ.
М.В. Калякин
***