ЭС: А.А.Зиновьев

ЗИНОВЬЕВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ (29.10.1922, д. Пахтино Чухломского уезда Костромской губ. – 10.05.2006, Москва), философ, писатель, политический публицист.
 
Окончил философский факультет МГУ (1951). Ученик М.Н. Алексеева.
Кандидат философских наук (1954, «Восхождение от абстрактного к конкретному: на материале ”Капитала” К.Маркса»). Доктор философских наук (1960, «Философские основы многозначной логики»). Старший научный сотрудник (1960). Профессор (1966).
 
Профессор кафедры этики (1999–2006); профессор (1963–1975), заведующий кафедрой логики (1966–1968) философского факультета.
 
В Московском университете. В 1939 г. поступил в МИФЛИ, из которого в том же году был исключён за критику колхозного строя в СССР и антисталинизм.
После демобилизации из Красной армии, по праву фронтовика, начавшего обучение в МИФЛИ, зачислен без экзаменов на философский факультет. Это было не только тяжёлое время восстановления разрушенного войной народного хозяйства, но время начала борьбы с космополитизмом, время острых идеологических и научных дискуссий.
Преподаватель марксистско-ленинской философии, будущий декан факультета А.Д. Косичев считал его «талантливым студентом, одновременно мягким, вежливым, уважающим оппонентов, но твердокаменно непоколебимым в защите своих убеждений». Его товарищами стали Б.А. Грушин, Э.В. Ильенков, Ю.А. Левада, М.К. Мамардашвили, А.М. Пятигорский, Г.П. Щедровицкий. Впоследствии некоторые из них объединились в Московский логический кружок, ставивший целью построение на новых основаниях теории мышления, «содержательной логики» и гносеологии (1952–1957).
Изучая курс политэкономии, А.А. Зиновьев заинтересовался жёсткостью и разработанностью логической конструкции основного труда К. Маркса «Капитал». До него «Капитал» рассматривался как фундаментальное исследование капитализма, но не как текст, построенный по особым законам, как отражение мыслительной деятельности выдающегося учёного-аналитика. На IV курсе «процесс восхождения от абстрактного к конкретному» стал темой его курсовой работы, которая позже была развита в дипломе («Процесс “восхождения от абстрактного к конкретному” в ”Капитале” Маркса») и, далее, в кандидатской диссертации. Важным следствием диссертации было утверждение того, что человеческое мышление развивается не только в плане освоения новых областей науки, путём прибавления и накапливания новых знаний, но и, прежде всего, в плане приёмов и способов, применяемых наукой.
Оппонентами его диссертаций выступали П.В. Копнин и Т.И. Ойзерман (кандидатская), В.Ф. Асмус и С.А. Яновская (докторская).
«Я решил построить такую науку, которая бы охватила все проблемы логики, теории познания, онтологии, методологии науки, диалектики и ряда других наук, имевших дело с общими проблемами языка и познания. Но охватила бы не в качестве различных разделов, объединённых под одним названием и под одной обложкой, а в качестве единого объекта исследования».
Такой наукой стала комплексная логика, основные положения которой были изложены им в одноимённой книге, вышедшей в 1970 г.
 
В 1961 г. А.А. Зиновьев был приглашён на философский факультет вести спецкурс и затем возглавить кафедру логики. Слушатели оставили ряд ярких воспоминаний об уникальной манере преподавателя, который:
«всё время держал в уме целое и потому от частного, абстрактного вопроса, тщательно рассматривая его и развивая, уверенно вёл своих учеников к пониманию всей системы знаний. По сути дела, он реализовывал в своей педагогической практике описанный и разработанный им метод восхождения. Он не излагал систему, он её создавал на глазах и вместе со своими учениками. Он требовал от них усилий. Он требовал творчества, щедро открывая дверь в свою интеллектуальную мастерскую»,
 
«не договаривал до точки практически ни одной фразы. Его мысль неслась с такой скоростью, что слова не поспевали. … Для лектора это недопустимо…. Слово в слово записал лекцию, домой пришёл – никогда сам не разберёшься. Предикатов нет. Того, что говорится, что об этом сказывается»,
 
«и лекции свои читал не сидя и не стоя, даже не прохаживаясь, а непрерывно подпрыгивая. … Нет, он подпрыгивал не как воробышек, а пружинно, молодо, спортивно, как бы заодно чуть-чуть разминался».
Кроме лекционных и практических занятий была ещё индивидуальная «доводка» курсовиков, дипломников, аспирантов. Профессор работал часами, добиваясь полного знания материала, умения критически оценивать существующие точки зрения, сосредоточиваться на главном, проблематизировать, развивать, оттачивать мысль, строго и ясно излагать выводы.
В 1968 г. А.А. Зиновьев был отстранён от заведывания кафедрой, а в 1975 г. ушёл с факультета.
 
15 сентября 1999 г. философский факультет отметил знаменательное событие – состоялось возвращение учёного. Он начал читать курс «Логическая социология». Как указывалось в программе лекций, «цель курса – логический анализ основных понятий и утверждений социологии. В ходе занятий предполагалось рассмотрение тем: «Человек как социальный “атом”», «Человеческие объединения», «Сверхобщество», «Коммунистический человейник/коммунизм», «Западнический человейник/западнизм», «Холодная война», «Путь Запада к сверхобществу», «Посткоммунистическая Россия», «Россия и Глобальное сверхобщество», «Глобальный человейник» и другие.
«На своей первой лекции А.А. Зиновьев призвал слушателей к “повороту мозгов”, к созданию правильной “ориентации внимания”, позволяющей “раскрыть глаза” на явления социальной действительности в их истинном виде. Сумеем ли мы это сделать – зависит от нас, сегодняшних слушателей нашего великого современника», – писала газета «Московский университет».
 
Звезда Московского университета (2005, первое присуждение звания, номинация «За служение истине»).
 
Научная и педагогическая деятельность. В сфере научных интересов философия марксизма (в т.ч. «логика “Капитала”» К. Маркса), логика (математическая логика, общие проблемы логики, логический анализ языка, логика науки, неклассическая логика), диалектическая логика, социология, философия политики, проблемы глобализации, этика.
По словам А.А. Гусейнова,
«на протяжении более чем 50-летней творческой жизни и в разных аспектах своего универсального дарования <А.А.Зиновьев> развивал внутренне цельное мировоззрение. Оно начинается с обработки логического инструментария, методологии познания, включает развёрнутые теории современных форм социальной организации, а также конкретные литературно обработанные типы и роли, образующие их живую ткань, и завершается нормативной программой нравственно достойного поведения личности».
 
Результаты его логических исследований опубликованы в книгах: «Логика высказываний и теория вывода» (1962), «Основы логической теории научных знаний» (1967), «Логика науки» (1972), «Логическая физика» (1972).
 
С середины 1970-х гг. он обратился к литературной деятельности, ознаменовавшей крутой поворот в его жизни. Книга «Зияющие высоты» (1976) представляла собой выполненное в художественной форме критическое исследование советского социального строя. Последовавшие за ней романы и повести, стихотворные и публицистические сборники, литературные эссе предлагали художественное исследование советского и западного миров. В них неразрывно переплетались социологическое, философское и художественное постижение социальной реальности.
В этих работах на основании собственной социологической методологии, названной им «логической социологией», А.А. Зиновьев разработал концепцию советского общества и политической системы СССР в их исторической динамике, независимую не только от официальной советской идеологии, но и от сложившихся на Западе стереотипов, выступив как серьёзный социолог-исследователь и глубокий аналитик, делающий акцент не на критике, а на объяснении. Особый интерес занимала проблема идеологии и её роли в советской истории и политике. Ввёл и обосновал термин «реальный коммунизм». Многие исследователи отдают ему первенство в разработке научного понимания советского социалистического общества и государства.
Реформы М.С. Горбачёва и «перестройку» воспринял критически, как неадекватный ответ на кризис коммунистического строя, предрекая крах СССР. В работах «Горбачевизм» (1987), «Катастройка» (1988), «Русский эксперимент» (1995) развернул критический анализ перестройки, а также продолжил исследования советской системы. После распада СССР, который назвал «исторической трагедией» и «крупнейшей социальной катастрофой ХХ века» («целились в коммунизм, а попали в Россию»), пришёл к пониманию того, что коммунизм был оптимальной формой для России, и занял позицию, близкую к апологетике советского периода в истории СССР.
 
Начиная с 90-х гг. в ходе углублённых исследований Запада как цивилизационного феномена ввёл и концептуализировал новый термин «западнизм» для обозначения социально-политического строя, победившего в рамках Запада к окончанию ХХ в. Был одним из первых, кто поставил под сомнение идеологию западного либерализма как основу глобализации. Победу «глобального западнизма» над коммунизмом расценивал как опасность для человечества, поскольку она ликвидирует препятствия для установления глобального доминирования Запада. Работы «Запад. Феномен западнизма» (1995), «Глобальный человейник» (1997), «На пути к сверхобществу» (2000) выдвинули его на позицию ведущего мирового исследователя и аналитика процессов глобализации. Поставил вопрос о роли и целях России в изменившейся мировой политике. Предложив в качестве выхода из тяжёлой ситуации создание новой идеологии для нашей страны, выдвинул лозунг «переумнить Запад».
«Что значит – “переумнить Запад”? Это значит, что в России должна быть сформирована философия развития и основанная на ней умная идеология, умная, современная и конкурентоспособная стратегия широкоформатного развития нашей многонациональной страны с объёмной историей и культурой».
Последним произведением стала работа «Фактор понимания» (2006, посмертно) – своего рода итог философско-политических изысканий учёного.
 
Феномен своей судьбы он определял как «социальное отщепенство».
«Отщепенцами в Советском Союзе называют лиц, которые по тем или иным причинам вступают в конфликт со своим коллективом и даже с обществом в целом, противопоставляют себя им и оказываются исключёнными из них. Социальным отщепенцем является такой отщепенец, который обрекается на эту роль по причинам глубоко социального характера, т.е. в силу его взаимоотношений с социальным строем страны, с её системой власти и с идеологией. Социальный отщепенец является одиночкой, бунтующим против своего социального окружения. За это он наказывается либо уничтожением в качестве гражданской личности, либо подвергается остракизму. Отщепенцами люди становятся отчасти помимо воли – общество само выталкивает их на эту роль. Отчасти они становятся таковыми добровольно, в силу жизненного призвания. Общество борется с отщепенцами».
 
1967 год. Вызван в Отдел науки и учебных заведений ЦК КПСС для написания «Объяснительной о контактах с проф. Д. Коми и проф. Д. Кляйном». Профессора были известны органам государственной безопасности «как лица, принимавшие непосредственное участие в обработке и вербовке советских граждан для работы на американскую разведку».
В 1968 г. снят с должности заведующего кафедрой логики философского факультета. Его обвиняли в поддержке активных членов правозащитного движения, в том числе А.С. Есенина-Вольпина (выпускник механико-математического факультета 1946 г.), преподавателя философского факультета Ю.А. Гастева.
 
1975 год. Переправил по частям рукопись романа «Зияющие высоты» за границу, который на следующий год был опубликован в Лозанне (Швейцария) в издательстве «L’Age d’Homme». Такое же решение 20 лет назад принял Б.Л. Пастернак, отдав в иностранное издательство роман «Доктор Живаго». Под псевдонимом Абрам Терц до 1965 г. печатал за рубежом свои произведения А.Д. Синявский (выпускник филологического факультета 1949 г.).
4 февраля 1977 г. решением ВАК при Совете министров СССР «за совершение антипатриотических действий, несовместимых со званием советского учёного» лишён учёных степеней кандидата философских наук, доктора философских наук, учёных званий старшего научного сотрудника, профессора. Указом Президиума Верховного совета СССР от 28 февраля 1977 г. лишён воинских наград. Исключён из рядов КПСС.
В 1978 г. лишен советского гражданства и выслан из СССР. 6 августа 1978 г. вместе с женой и дочерью покинул СССР. Подобно многим пассажирам печально известного «Философского парохода» нашёл приют в Германии, где прожил более 20 лет.
«Он критиковал и высмеивал не только советский, но и альтернативный ему образ жизни западного общества потребления, заставляя задуматься над глубинными принципами организации человеческой социальности. Здесь он поставил много острых проблем. Интересно, что на Западе Зиновьева вначале встретили как критика советского тоталитаризма. Но когда он объективно-критически описал западнизм как особую форму социальности, отношение к нему изменилось. Апологетам западного образа жизни было не понятно, как человек, критиковавший советскую идеологию, вдруг начал критиковать западные ценности» (В.С. Стёпин).
 
1990 год. 1 июля 1990 г. Указом Президента СССР ему возвращено гражданство СССР. Решением ВАК 20 сентября 1991 г. отменено решение ВАК 1977 г.
30 июня 1999 г. А.А. Зиновьев вернулся в Россию. 5 июля 1999 г. принят на должность профессора кафедры этики философского факультета.
«Он оказался слишком самобытным и не вписывающимся в стереотипы западного образа мышления и диссидентского сознания, которое также выстраивалось в некую фиксированную систему необходимых признаний и отрицаний. Он не стал, как это сделали многие диссиденты того времени, безудержно восхвалять западную демократию, а напротив, критиковал её» (В.В. Миронов).
 
«То, что он тогда выражался довольно резко, – это вполне понятно. А когда он понюхал немного западной жизни, то стал отходить и выражаться совсем по-другому. Я считаю это вполне закономерным. Почему?
Потому что в душе он не перевертыш какой-то. Он искал чего-то. Но с ним обращались не очень, ну конечно, злился. И то, что он в какие-то моменты, когда искал правильную линию, высказывал какие-то вещи, которые нам кажутся не совсем верными, – вполне возможно. Это жизнь. У нас любят указывать, смотри, что он писал в таком-то году и что сейчас пишет. А.А. Зиновьев – мыслитель самостоятельный» (А.А. Старченко).
 
Великая Отечественная война. В 1940 г. на основании добровольного заявления и в связи с достижением призывного возраста призван в Красную армию. Определён красноармейцем 98-го кавалерийского полка 31-й кавалерийской дивизии Особой краснознамённой дальневосточной армии г. Лазо. Войну встретил на Западной Украине башенным стрелком в 29-м танковом полку 14-й кавалерийской дивизии. Однако вскоре прошёл отбор и был принят курсантом в Военно-авиационную школу первоначального обучения лётчиков в Орше. Продолжал обучение в Ульяновской военной авиационной школе пилотов.
Только в феврале 1944 г. приступил к обучению полётам на Ил-2, а свой первый боевой вылет совершил 7 марта 1945 г. в составе 110-го гвардейского штурмового авиационного Висленского полка 6-й гвардейской штурмовой авиационной краснознамённой дивизии. Прошёл Польшу, Германию, был в Чехословакии, Венгрии, Австрии. До 8 мая 1945 г. совершил 31 боевой вылет. Закончил военную службу в звании старшего лейтенанта (1946).
«В конце концов стал лётчиком на штурмовике Ил-2. Это была машина замечательная. Скорость её, правда, была незначительная – немногим более 400 км/час. Зато она имела мощное вооружение, была бронированной в самых важных местах, имела очень высокую степень выживаемости. Машина была предназначена специально для борьбы с танками, для бомбёжки мостов, железнодорожных узлов и вообще для уничтожения небольших объектов, когда требовалось точное попадание бомб. Очень скоро Илы стали грозой для немцев. Они их прозвали “чёрной смертью”. Илы сбивались истребителями, зенитным огнём и даже из танков. Средняя продолжительность жизни лётчиков на фронте была менее десяти боевых вылетов. В наших наземных частях их называли смертниками. И, несмотря на это, Илы сыграли огромную роль в войне. Они были созданы именно для условий этой войны. После войны они очень скоро были сняты с вооружения. Машина, на которой я летал, была потрясающей во многих отношениях. Я её считаю самым гениальным изобретением для целей войны. Однажды я должен был фотографировать результаты работы эскадрильи по бомбёжке железнодорожного узла. Я должен был зайти на цель, включить фотопулемёт и ни в коем случае не маневрировать, то есть не уклоняться от зенитного огня. И меня основательно изрешетили. Один снаряд угодил в ящик для пулемётных лент, другой – в мотор. Heсколько цилиндров вышло из строя. Но я всё-таки дотащился до ближайшего аэродрома, где “сидел” другой полк, и приземлился. Осматривавшие мою машину инженеры заявили, что в таком состоянии самолёт теоретически не мог лететь. Но я всё-таки долетел».
 
Государственные награды: орден Красной Звезды (1945), медали – «За взятие Берлина» (1945), «За освобождение Праги» (1945), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1945).
 
Основные труды: «Светлое будущее» (1978), «В преддверии рая» (1979), «Без иллюзий» (1979), «Записки ночного сторожа» (1979), «Жёлтый дом. В 2-х т.» (1980), «Мы и Запад» (1981), «Коммунизм как реальность» (1981), «Иди на Голгофу» (1982), «Мой дом – Моя чужбина» (1982), «Гомо советикус» (1983), «Евангелие для Ивана» (1984), «Диктатура логики» (1985), «Сила неверия» (1986), «Изюмовая бомба» (1986), «Пара беллум» (1987), «Живи» (1988), «Русская судьба. Исповедь отщепенца» (1988), «Революция в Царьграде» (1989), «Кризис коммунизма» (1990), «Смута» (1992), «Гибель империи зла» (1994), «Глобальное общество и Россия» (1999), «Великий эволюционный перелом» (1999), «Собрание сочинений. В 10-и т.» (2000), «Русская трагедия» (2001).
 
Память. На факультете глобальных процессов создан Научно-образовательный центр имени А.А. Зиновьева (2014).
В сквере Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова открыт памятник учёному (2009, скульптор А. Ковальчук).
С 2007 г. во многих вузах России проводится международная научная конференция «Зиновьевские чтения».
 
Литература: Гусейнов А.А., Зиновьева О.М., Кантор К.М. (сост.) Феномен Зиновьева. – М., 2002; Гусейнов А.А. (ред.) Александр Александрович Зиновьев. – М., 2009; Фокин П.Е. Александр Зиновьев. Прометей отвергнутый. Серия «Жизнь замечательных людей». – М., 2016; Газета «Московский университет». 1999. №20. Октябрь.
 
***
 
Автопортрет. 1984 г.
Ректор МГУ В.А. Садовничий, А.А. Зиновьев, О.М. Зиновьева. 1999 г.
«Без иллюзий». 1979 г.