Крупным планом: ФОН

ФАКУЛЬТЕТ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК (ФОН), гуманитарный факультет, организованный в первые годы советской власти, с целью подготовки марксистских кадров для преподавания социально-экономических дисциплин. Решение о его создании было принято 14 апреля 1919 г. отдельным постановлением коллегии Народного комиссариата просвещения (НКП) РСФСР. Первый председатель временного президиума/декан проф. А.М. Винавер.
 
Факультету были отданы помещения в здании на ул. Никитской, 23.
История создания и развития ФОН представляет значительный интерес, поскольку именно он явился переходной структурой, «мостиком», от университета классического/императорского к университету массовому/государственному. Задуманный для духовного формирования «строителей светлого будущего», он, по необходимости, опирался на дореволюционное прошлое.
Реформирование отечественной высшей школы шло в русле ориентации на ускоренную подготовку массового специалиста, абсолютно преданного новой власти и способного применять это знание в государственном строительстве. Подготовка «штучного» научного работника-исследователя возлагалась на специализированные институты.
Для ФОН это означало выпуск кадров «красной профессуры из партийной молодёжи», специалистов для советского государственного аппарата, учреждений культуры и различных отраслей народного хозяйства.
Удивительный по разнородности классового состава профессоров и преподавателей и широкого разнообразия их политических взглядов, неподготовленности огромной массы студенчества к процессу восприятия научных знаний, главным образом, по причине отсутствия элементарной грамотности, столкнувшийся с разрухой и неустроенностью учебного и человеческого быта, факультет был обречён на недолгое и трагическое существование.
 
«Отречение от старого мира» началось с упразднения юридических факультетов всех российских университетов «ввиду совершенной устарелости учебных планов... полного несоответствия этих планов требованиям научной методологии» (постановление НКП РСФСР №859 от 12 февраля 1918 г.). Одновременно велась работа по изменению программ историко-филологического факультета, который несколько позже также был ликвидирован (постановление НКП РСФСР №319 от 6 мая 1921 г.).
Анализ списочного состава профессоров показывает, что в 1919–1921 гг. на ФОН перешли 27 человек из 34-х с юридического факультета, 35 из 55-и – с историко-филологического, 44 – были направлены «со стороны». За всю историю ФОН его профессорами числились около 190 человек, 116 из которых были выпускниками Московского университета. Многие из них получили профессорские должности, будучи на позициях приват-доцентов, в соответствии с декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР от 9 октября 1918 г. «О некоторых изменениях в составе и устройстве государственных учебных и высших учебных заведений РСФСР», в соответствии с которым всем лицам, самостоятельно ведущим преподавание в вузах, присваивалось единое звание профессора; вернулись также некоторые из уволенных в 1911 г.
 
По линии коммунистической партии на факультет была направлена значительная группа преподавателей. Это были активные участники революционного движения с начала XX в. Их студенческие годы неоднократно прерывались арестами, тюрьмами, ссылками и эмиграцией. Не все имели дипломы Московского или других российских, или зарубежных университетов, но все они на деле доказали преданность революции, обладали целеустремлённостью, организаторским и ораторским талантом, и, конечно, достаточным багажом знаний, часто полученным в результате систематического самообразования.
В их числе были: автор первой хрестоматии по диалектическому и историческому материализму В.В. Адоратский; руководитель Пролеткульта А.А. Богданов; первый председатель Временного президиума/ректор МГУ Д.П. Боголепов; организатор переезда в 1918 г. советского правительства из Петрограда в Москву В.Д. Бонч-Бруевич; член ЦК РСДРП(б) Н.И. Бухарин; идеолог института красной профессуры А.М. Деборин; крупнейший деятель профсоюзного движения С.А. Дридзо; член правления Госбанка СССР З.С. Каценеленбаум; председатель Верховного трибунала при ВЦИК Н.В. Крыленко; председатель Верховного суда РСФСР П.И. Стучка; народные комиссары (министры) юстиции Г.И. Ломов-Оппоков и Д.И. Курский; народный комиссар просвещения А.В. Луначарский; народный комиссар здравоохранения Н.А. Семашко; члены различных народных комиссариатов (министерств) – В.П. Волгин, Г.О. Гордон, Н.М. Лукин, М.Н. Покровский, В.М. Фриче, В.И. Чарнолуский (НК просвещения), А.Г. Гойхбарг, (НК юстиции), Н.П. Огановский, А.В. Чаянов (НК земледелия), С.Г. Струмилин (НК труда), Ф.А. Ротштейн (НК иностранных дел); цензоры – начальники Главного управления по делам литературы и издательств Н.Л. Мещеряков и П.И. Лебедев-Полянский; ректор Московского института востоковедения М.П. Павлович; один из авторов декрета об отделении церкви от государства М.А. Рейснер.
Среди представителей других партий: меньшевики – В.Г. Громан, Ю.П. Денике, О.А. Ерманский, П.П. Маслов, кадеты – К.Я. Загорский, Ю.В. Ключников, анархисты – А.А. Боровой, И.С. Гроссман-Рощин, эсеры – П.А. Вихляев, Д.А. Магеровский, бундовец И.И. Рубин.
 
Однако политика не заслоняет истинного предназначения университетского образования. В это время научную и преподавательскую деятельность начинают учёные, которых сегодня мы называем классиками гуманитарной традиции. Среди них историки – Е.А. Косминский, П.Ф. Преображенский, В.С. Сергеев, А.А. Сидоров, А.Д. Удальцов; филологи – Н.К. Пиксанов, А.М. Селищев; искусствоведы – Б.Р. Виппер, И.Э. Грабарь; археолог В.А. Городцов; криминалист М.Н. Гернет, специалист по уголовному праву А.Н. Трайнин, правовед В.Н. Дурденевский.
 
Особенностью ФОН стало и то, что это был первый факультет, принявший на профессорские ставки женщин. Выпускница Бернского университета, меньшевик Л.И. Аксельрод (имевшая партийный и литературный псевдоним «Ортодокс») считалась самым авторитетным после Г.В. Плеханова экспертом и неколебимым защитником «чистоты» марксистской философии. М.Н. Смит после обучения в Лондоне, стала известным специалистом в области политэкономии капитализма. Купеческая дочь профессор В.Н. Харузина вела занятия по этнографии.
 
По-разному сложилась судьба «старых спецов» после Октябрьской революции 1917 г. Можно только сказать, что отношения с новой властью для многих из них, даже временами успешно сотрудничавших с ней, складывались непросто.
До конца 1930-х гг. сотрясали общество громкие процессы, ломавшие судьбы, а порой и жизни. Не обошли они стороной десятки воспитанников и преподавателей Московского университета. Вспомним дела – «Тактического центра» (1920), по которому проходили многие выпускники, главным образом, историко-филологического факультета; «Изъятия церковных ценностей» (1922), когда пострадали профессора-богословы и философы; «Академическое дело» (1929–1931), захватившее историков, сотрудников АН СССР; «Союзного бюро ЦК РСДРП(м)» (1930), когда преследованиям подверглись юристы – политико-экономисты и статистики, сотрудники Госплана СССР; а также ряд процессов, касающихся контрреволюционных организаций и антисоветской деятельности в период международного противостояния, предшествовавший Великой Отечественной войне.
После двух-трёх лет работы из страны уехали или были высланы, в том числе на известном «Философском пароходе», юристы – международники, правоведы, цивилисты, финансисты и трудовики: А.Л. Байков, Б.П. Вышеславцев, П.П. Гензель, И.М. Гольдштейн, И.А. Ильин, Л.С. Таль, В.Ф. Тотомианц.
Были расстреляны П.В. Гидулянов (1937), И.М. Громогласов (1937), С.А. Котляревский (1939), М.С. Фельдштейн (1938), скончался в тюремной больнице А.Э. Вормс (1939).
Более востребованы советской властью оказались специалисты по древнерусскому праву, статистике, уголовному процессу и уголовному праву: С.Б. Веселовский, А.И. Елистратов, А.А. Мануйлов, И.Б. Новицкий, С.А. Первушин, С.В. Познышев, Б.И. Сыромятников, Н.Н. Шапошников.
 
Историко-филологическое направление пострадало меньше. В 1922 г. Россию покинул известный историк и общественный деятель А.А. Кизеветтер – один из учредителей и член ЦК Конституционно-демократической партии; был расстрелян богослов И.В. Попов (1938), скончались в ссылке историки Д.Н. Егоров (1931) и М.К. Любавский (1936).
18 учёных, добились научного признания и были избраны членами Академии наук СССР. Были востребованы труды исследователей, как древней России, так и всего мира – от античности до современности – С.В. Бахрушина, М.М. Богословского, Р.Ю. Виппера, Ю.В. Готье, Д.М. Петрушевского, В.И. Пичеты, А.Н. Савина, Г.В. Сергиевского, А.И. Яковлева; искусствоведов – В.Г. Гиацинтова, Д.С. Недовича, А.И. Некрасова, Н.И. Романова; филологов и литературоведов: А.А. Грушка, В.К. Мюллера, А.С. Орлова, М.Н. Петерсона, М.М. Покровского, М.Н. Розанова, П.Н. Сакулина, Д.Н. Ушакова.
Некоторым из них удалось, сохранив и пронеся сквозь десятилетия лучшие образовательные традиции Московского университета, поработать на восстановленных в 1934 г. историческом, а в 1941 г. – филологическом факультетах.
Членами Академии наук СССР были избраны 4 выпускника ФОН. Среди выпускников факультета: филологи – Р.И. Аванесов (1925), Г.О. Винокур (1922), И.М. Пулькина (1922), искусствовед Г.В. Жидков (1922), литературоведы – Л.М. Поляк (1924) и Г.Н. Поспелов (1925). Многие окончившие ФОН стали сотрудниками исторического факультета – Д.Е. Аркин (1922), А.В. Арциховский (1925), К.В. Базилевич (1922), В.Д. Блаватский (1923), А.Г. Бокщанин (1923), Б.Н. Граков (1922), А.С. Ерусалимский (1923), А.В. Ефимов (1922), Л.Н. Иванов (1923), В.И. Лебедев (1922), Н.А. Машкин (1922), А.В. Мишулин (1923), С.А. Никитин (1922), Г.А. Новицкий (1922), Б.Ф. Поршнев (1925), С.А. Токарев (1925), Л.В. Черепнин (1925).
 
Не испытывал факультет недостатка и в студентах. Образование ФОН сопровождалось с одной стороны – изменением правил приёмной кампании, когда с 1918 г. «каждое лицо, независимо от гражданства и пола, достигшее 16 лет, могло стать слушателем любого высшего учебного заведения без представления диплома, аттестата или свидетельства об окончании средней или какой-либо иной школы», с другой – процессом укрупнения вузов, когда все родственные факультеты других институтов вливались в МГУ, получивший в этот период название 1-й МГУ. Пик численности пришёлся на 1923 г., когда из 16 767 обучавшихся 6507 – приходилось на ФОН, второе место занимал физико-математический факультет.
Положение усложняло отсутствие точных учебных планов. В разработке программ преподавания принимали участие члены Государственного учёного совета НКП РСФСР В.П. Волгин, М.Н. Покровский, М.А. Рейснер. Комиссия для коренного пересмотра преподавания общественных наук в высших школах РСФСР закончила работу к 1921 г., но пересмотр учебных профилей не прекращался. Попутно царила неразбериха с подчинённостью деканата. Факультет был выведен из-под отчётности МГУ и передан под надзор Главного управления профессионально-политехнических школ и высших учебных заведений (Главпрофобр) НКП РСФСР.
Все студенты независимо от специализации в течение первых двух лет обучения должны были изучать цикл общих предметов с целью получения общего социологического образования. С третьего года начиналась специализация по отделениям, которых первоначально было 3, потом – 8, затем – 7.
Создание ФОН шло параллельно с процессом организации при нём Ассоциации словесно-гуманитарных научных институтов (1921, АНИОН), в работе которой были задействованы практически все профессора и преподаватели.
 
А с 1924 г. началось разрушение факультета – на заседании Организационного бюро ЦК ВКП(б) дальнейшее существование ФОН было признано нецелесообразным, и приём студентов на 1924/1925 учебный год закрыт. Экономическое и статистическое отделения были переданы на экономический факультет Института народного хозяйства имени Г.В.Плеханова; отделения общественно-педагогическое, литературы и языков – на педагогический факультет 2-го МГУ; отделение внешних сношений закрыто.
Коллегия Главпрофобра постановила преобразовать с 1925 г. правовое отделение факультета общественных наук в факультет советского права, АНИОН стала российской ассоциацией. На историко-филологических профилях был создан этнологический факультет.
Е.В. Ильченко