Крупным планом: Институт стран Азии и Африки

ИНСТИТУТ СТРАН АЗИИ И АФРИКИ (ИСАА, до 1972 г. Институт восточных языков/ИВЯ), гуманитарный факультет, созданный на базе восточных отделений исторического и филологического факультетов. Решение о его организации было принято специальным постановлением Совета министров СССР №657 от 16 мая 1956 г. «Об организации Института восточных языков». Первым директором был назначен Н.А. Смирнов. С 2012 г. обязанности директора исполняет проф. И.И. Абылгазиев, президентом избран проф. М.С. Мейер.
 
ИСАА занимает ведущее положение в университетской системе подготовки высококвалифицированных востоковедов – историков и филологов, экономистов и политологов – специалистов по всем странам и регионам афро-азиатского мира, активно владеющих как минимумом двумя восточными и одним западным языком. В учебную программу входит более 40 языков народов Азии и Африки, в том числе арабский, бирманский, вьетнамский, иврит, индонезийский, китайский, корейский, монгольский, персидский, пушту, турецкий, хинди, японский; для региона Центральной Азии и Кавказа изучаются азербайджанский, армянский, туркменский, узбекский.
Научно-исследовательская деятельность сосредоточена на вопросах исторического, экономического и политического развития стран Азии и Африки; международных отношений, взаимодействия восточных и западных культур в расширяющемся процессе глобализации, проблемах языкознания, теории и истории восточных литератур. Важную роль играет всесторонний анализ цивилизаций Востока, комплексное исследование их места в исторических судьбах человечества и развитии общественного прогресса.
 
Институт связан с ведущими отечественными и зарубежными университетами и научными центрами, совместно с которыми ведёт исследовательскую и педагогическую деятельность. В рамках программ обмена студенты ежегодно стажируются в одном из партнёрских университетов, а иностранные граждане принимаются на бесплатное обучение.
 
В составе ИСАА около 20 кафедр, ряд научных центров и лабораторий, в том числе Международный центр корееведения, Центр арабистики и исламоведения, Центр индологических и буддологических исследований, лаборатории экспериментальной фонетики, «Восточных языков в средней школе».
 
ИСАА издаёт журнал «Вестник Московского университета. Серия 13. Востоковедение» (1957) и ряд продолжающихся научных изданий.
 
С 2017 г. в соответствии с Федеральным законом №148-ФЗ от 23.05.2016 г. «О внесении изменений в статью 4 Федерального закона “О науке и государственной научно-технической политике”», позволившим университету «создавать на свой базе советы по защите диссертаций»  в МГУ работает диссертационный совет по филологии, принимающий к рассмотрению работы по специальностям «Литература народов стран зарубежья» и «Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии».
 
В институте открыт Музей истории востоковедения (2013) – уникальный учебно-научный центр, объединяющий в своей экспозиции предметы быта народов Востока, археологические находки, обнаруженные студентами во время практик, подарки зарубежных гостей и коллег, книги, фотографии, документы и другие важные исторические артефакты, говорящие о большой значимости отечественного востоковедения. Одним из самых ценных экспонатов является историческая факсимильная копия постановления Совета министров СССР №657 от 16 мая 1956 г. «Об организации Института восточных языков при МГУ». В музее ведётся научная работа, работает лекторий, проходит студенческая производственная практика.
 
Учебный процесс. Институт осуществляет приём на программы высшего профессионального образования в рамках самостоятельно установленных образовательных стандартов МГУ по направлениям подготовки бакалавриата («Востоковедение и африканистика») и магистратуры («Востоковедение и африканистика»).
Программа бакалавриата включает образовательные профили «Языки и литературы стран Азии и Африки», «История стран Азии и Африки», «Экономика и международные отношения стран Азии и Африки», «Политическое развитие и международные отношения стран Азии и Африки».
Основной дисциплиной для всех профилей является восточный язык, изучаемый на протяжении всего обучения.
В рамках конкретных специализаций осуществляется углублённое преподавание отдельных предметов. Студенты-филологи знакомятся с географией и литературой Востока, изучают литературоведение, языкознание, политическую систему интересующей их страны или региона и теорию базового для них языка. Студенты-историки получают широкое представление о восточных цивилизациях с древнейших времён до наших дней, накапливают фундаментальные знания, необходимые для изучения истории, историографии, археологии, этнографии, религии и философии профильного региона. Студенты социально-экономического отделения слушают общие курсы по макро- и микроэкономике, знакомятся с проблемами функционирования общественного и предпринимательского сектора, финансовых и кредитных учреждений конкретной страны или региона. Студенты-политологи овладевают основами социологии и политологии, культурной антропологии, общей экономической теории, международных отношений стран Запада и Востока.
План приёма бакалавров на направление «Востоковедение и африканистика» составляет 87 человек на бюджетные места и 90 – на договорной основе[1].
В 2020 г. вступительные экзамены в бакалавриат включали дополнительное вступительное испытание по истории (письменно), а также ЕГЭ по истории, русскому языку и иностранному языку. Распределение по профилям подготовки и языковым группам осуществляется приёмной комиссией по результатам вступительных испытаний и заявлений студентов о зачислении.
Обучение в магистратуре происходит в рамках направления «Востоковедение и африканистика» по пяти профилям: «Языки стран Азии и Африки», «Литературы стран Азии и Африки» «История стран Азии и Африки», «Экономика и международные отношения стран Азии и Африки», «Политическое развитие и международные отношения стран Азии и Африки»
План приёма магистрантов на направление «Востоковедение и африканистика» составляет 55 человек на бюджетные места и 20 – на договорной основе[2].
Вступительные испытания в магистратуру в 2020 г. состояли из двух письменных экзаменов – по восточному иностранному языку и страноведению афро-азиатского региона.
Срок обучения в бакалавриате составляет 4 года, в магистратуре – 2 года.
Итоговая государственная аттестация проводится в форме защиты выпускной квалификационной работы и сдачи государственного экзамена.
Выпускники получают диплом с присвоением степени бакалавра/магистра по направлению «Востоковедение и африканистика».
 
Традиции и современность. «День института», приуроченный к основополагающему постановлению Совета министров СССР №657 от 16 мая 1956 г., всегда был центральным событием факультетской жизни. В 2013 г. было решено отмечать 16 мая «вне зависимости от дня недели». На праздничный концерт, подготовленный студентами, приглашаются высокие гости и выпускники разных лет.
Высокий профессионализм выпускников, уникальность их знаний остро востребованы в самых неспокойных регионах планеты. Военный долг часто призывает их в составе интернациональных формирований в горячие точки Ближнего Востока, Азии и Африки. Уголок боевой славы и Доска почёта хранят память о студентах и сотрудниках – участниках военных действий, ветеранах войны и труда (2014). Торжественный митинг-реквием ежегодно возвращает коллектив ИСАА к одной из самых трагических страниц его истории – участии выпускников и сотрудников в Афганской войне 1979–1989 гг. Тогда, фактически два курса переводчиков с пушту и дари, были направлены на поля сражений в Демократическую Республику Афганистан. Многие из учащихся были награждены медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», орденом Красной Звезды, шестеро – посмертно.
Институт чтит имена преподавателей и учёных, чьи работы имеют большое значение в мировом и отечественном востоковедении. В их память проводятся специальные научные чтения – «Дмитриевские», «Ковалёвские», «Губеровские», в которых принимают участие специалисты-востоковеды, многочисленные ученики и коллеги известных исследователей.
 
Премии и звания. Выдающиеся достижения профессоров, преподавателей и сотрудников отмечены множеством государственных и университетских наград. 2 сотрудника – лауреаты Государственной премии РФ, 5 – награждены премией имени М.В.Ломоносова, 10 – премией имени М.В.Ломоносова за педагогическую деятельность. Почётного звания «Заслуженный профессор Московского университета» удостоены 32 человека, «Заслуженный преподаватель Московского университета» – 39, «Заслуженный научный сотрудник Московского университета» – 5.
Академиками РАН были избраны 6 профессоров и выпускников института, членами-корреспондентами – 4.
 
Дополнительное и второе высшее образование. Тех, кто проявляет интерес к обучению на послевузовском уровне, институт обеспечивает рядом дополнительных образовательных программ.
Для лиц с высшим образованием открыт приём на программу профессиональной подготовки с присвоением дополнительной квалификации «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации» (10 месяцев). Для поступления необходимо знание восточного или западноевропейского языка, соответствующее уровню бакалавра востоковедения.
Существуют программы повышения квалификации «Восточные языки» (8 месяцев), «Восточные языки и литература» (для преподавателей вузов, 2 месяца).
Для желающих изучать восточные и западные языки открыты на контрактной основе языковые курсы (сентябрь – июнь). Зачисление происходит по результатам тестирования.
 
МГУ–школе. С конца 1960-х гг. для старшеклассников работает Школа молодого востоковеда (октябрь – май). Приём проводится в конце сентября по результатам собеседования по темам школьного курса географии и всеобщей истории. Слушателям, успешно освоившим курс, выдаётся свидетельство.
Институт поддерживает тесный контакт с Востоковедным лицеем (школа №1535) и рядом других школ, специализирующихся на преподавании восточных языков.
Ежегодно проводится набор на очные подготовительные курсы для учащихся 11-го класса и выпускников школ прошлых лет.
 
«Клуб выпускников» – широкие перспективы. Как великая школа, Московский университет даёт не только глубокое профессиональное образование, но и способствует всестороннему развитию и раскрытию интеллектуальных и творческих сторон человеческой личности. Безусловно, каждый выпускник Института стран Азии и Африки – высококлассный специалист, но интересно узнать, что многие выдающиеся и известные персоны получили образование в стенах МГУ. Среди них В.В. Жириновский (1970) – депутат Государственной думы, лидер партии ЛДПР; Д.С. Песков (1989) – пресс-секретарь президента РФ; М.Ю. Галузин (1983) – дипломат, посол России в Индонезии; писатель и переводчик Г.Ш. Чхартишвили (1978, литературный псевдоним Б. Акунин); М.В. Маргелов (1986) – спецпредставитель президента РФ по сотрудничеству со странами Африки, вице-президент государственной компании «Роснефть»; Р.В. Троценко (1992) – советник президента государственной компании «Роснефть»;  И.В. Моргулов (1983) – заместитель министра иностранных дел РФ; В.Я. Цветов (1957) – международный обозреватель, собственный корреспондент советского телевидения в Японии.
В 1991 г. было создано Общество выпускников ИСАА, целью которого является поддержание связи между выпускниками разных поколений и помощь в трудоустройстве молодых востоковедов и африканистов. Ежегодно в декабре на конференцию общества съезжается до 500 бывших студентов.
 
Территория. Институт занимает фактически всё Старое здание Московского университета на Моховой, спроектированное М.Ф. Казаковым и перестроенное Д. Жилярди в начале XIX в. (Моховая ул., д. 11. стр. 1).
 
***
Из истории
 
В Московском университете на протяжении длительного времени не было специального востоковедного факультета, хотя отдельные курсы по языкам и культурам Востока читались уже в начале XIX в. Эти несистематизированные разрозненные лекции отражали научные интересы самих преподавателей. Первые занятия по арабскому языку вёл профессор А.В. Болдырев, составитель «Арабской хрестоматии» (1824) и «Краткой арабской грамматики в таблицах» (1827). Известно, что Ф.И. Буслаев слушал лекции по истории еврейской литературы у С.П. Шевырёва, подвигнувшего его «учиться по-еврейски и по-санскритски».
После Октябрьской революции к восточным странам возник новый интерес, сместивший классический историко-культурный аспект в сторону изучения экономической, социальной и политической истории Востока в периоды позднего Средневековья, Нового и Новейшего времени. Молодая советская республика нуждалась в чёткой привязке Азии к мировому историческому процессу, закономерным итогом которого марксистская наука считала революцию и переход к социалистической формации.
Одним из институтов, дававших фундаментальное востоковедное образование, стал Московский институт востоковедения (МИВ), у истоков создания которого стоял А.Е. Снесарев, выпускник физико-математического факультета Московского университета (1888), бывший царский генерал, много лет прослуживший в Туркестанском военном округе и перешедший на сторону Советской власти.
После Великой Отечественной войны расстановка международных сил существенно изменилась. Значительную роль стали играть процессы деколонизации стран Азии и Африки. СССР стремился к расширению своего мирового влияния и установлению сотрудничества с рядом новых государств. Резко возросла необходимость в востоковедческих кадрах.
Организации самостоятельного восточного факультета в МГУ предшествовало создание восточных отделений на историческом и филологическом факультетах (1944). Приоритет был отдан ближневосточному региону: у филологов заработали кафедры арабской, иранской и тюркской филологии; у историков – истории стран Ближнего Востока.
Реорганизация образовательной системы в области востоковедения была насущным вопросом для отечественной науки. В 1943 г. А.А. Губер и А.Ф. Миллер выступили с предложением ряда мер по улучшению преподавания истории стран Востока. Через 5 лет на имя ректора МГУ А.Н. Несмеянова была подана докладная записка, за подписью Н.К. Дмитриева, Б.Н. Заходера и А.А. Старикова, об организации в системе МГУ восточного факультета, который, по замыслу разработчиков, должен был стать центром всей теоретической востоковедной научно-педагогической работы в Москве. Руководство университета сочло идею преждевременной.
 
В 1954 г. был закрыт МИВ. Перед МГУ в полном объёме была поставлена задача подготовки высококвалифицированных специалистов-востоковедов, активно владеющих языком соответствующей страны, всесторонними и глубокими знаниями её экономики, истории и культуры. Именно в силу такого многоаспектного и фундаментального изучения Востока новое подразделение, «добро» на создание которого было дано постановлением Совета министров СССР в 1956 г., было названо Институтом (а не факультетом) восточных языков.
С самого начала было решено, что институт станет головным учебным востоковедческим заведением страны, для чего была введена особая усложнённая процедура отбора абитуриентов. Основу педагогического коллектива составили выпускники Московского и Ленинградского институтов восточных языков и других вузов страны. На преподавательскую работу приглашались «носители языков» из Китая, Индии, Индонезии, Вьетнама, Бирмы и других стран Азии и Африки.
 
Исторически сложилось так, что отношения России со странами Ближнего и Среднего Востока – Персией/Ираном, Кавказом, Турцией, начали развиваться ещё несколько веков назад. Всем известно, что трагическая гибель дипломата и выпускника отделения словесных наук (1808) А.С. Грибоедова в Персии была оплачена алмазом «Шах», хранящимся ныне в сокровищнице московского Кремля.
В нашем сознании даже слово «Восток» ассоциируется, в первую очередь, с Арабским Востоком. Поэтому, неудивительно, что специалисты по этому региону востребованы массово, и среди профессоров и преподавателей Института стран Азии и Африки составляют большинство.
Социально-экономическому, политическому, культурологическому развитию стран Ближнего и Среднего Востока посвящены исследования и авторские курсы четырёх из шести директоров института: тюркологов Н.А. Смирнова и М.С. Мейера, филолога-арабиста А.А. Ковалёва, афганиста Р.Т. Ахрамовича.
Научная школа по изучению арабской филологии, грамматики и литературы связана с именами Б.М. Гранде, проработавшего в МГУ 30 лет; Г.М. Габучана, для которого арабский язык был родным; историка языка В.М. Белкина. Классическими стали «Учебник арабского языка» (1954, А.А. Ковалёв и др.), «Карманный арабско-русский словарь» (1970, В.М. Белкин), пособие «Литературный арабский язык в текстах» (2005, Г.М. Габучан). Одним из крупнейших специалистов по классическому языку Корана и восточному стихосложению является Д.В. Фролов, заведующий кафедрой арабской филологии с 2002 г.
Основы методики преподавания персидского языка были заложены выдающимся лингвистом Л.С. Пейсиковым, знавшего его с детства. А в 2017 г. Президент Исламской Республики Иран Хасан Рухани отметил исключительный вклад в иранистику В.Б. Иванова – ученика Л.С. Пейсикова и заведующего кафедрой иранской филологии с 1996 г. Помимо персидского языка сотрудники кафедры преподают осетинский, курдский, пашто (пушту) и дари. С 2003 г. кафедра проводит всероссийскую олимпиаду по персидскому языку, получившую статус региональной универсиады (2017).
Не так давно отношения в сфере образования между странами получили хороший стимул для развития: была создана Ассоциация высших учебных заведений РФ и Ирана (2015).
В центре внимания специалистов по Ближнему и Среднему Востоку широкий круг проблем: литературоведческие (А.Б. Куделин, К.А. Лебедев, М.Л. Рейснер, И.М. Фильштинский), общие вопросы религии, экономики и политики региона (М.Ф. Видясова, М.С. Иванов, В.А. Исаев, С.А. Кириллина, Г.Г. Косач, К.А. Панченко, П.И. Петров), история и современность отдельных стран – Египта, Туниса, Сирии, Афганистана (Ф.М. Ацамба, Г.В. Горячкин, В.Н. Зайцев).
В середине 1990-х гг. в Центре арабистики и исламоведения ИСАА было открыто отделение исламоведения, которое стало базой для апробации комплексной программы подготовки специалистов с углублённым знанием истории и культуры ислама, начатой в 2000-х гг. по инициативе Президента РФ В.В. Путина. Целью программы является распространение подлинных знаний об исламе и обмен опытом мирного сосуществования представителей разных религиозных конфессий, которым отводится основная роль в противостоянии религиозному экстремизму, активизировавшемуся в последние десятилетия.
 
Исследования по ближневосточной тематике были усилены созданием кафедры иудаики (2005, А.Б. Ковельман), основанной на базе Учебно-научного центра иудаики и еврейской цивилизации (1998). Центр был создан в результате соглашения МГУ с Еврейским университетом в Иерусалиме и занимался подготовкой специалистов по истории Израиля и еврейской диаспоры. До этого времени преподавание иврита не носило систематического характера. В своё время самым крупным специалистом по ивриту считался Б.М. Гранде. Его труды сыграли определяющую роль для возрождения сравнительного метода в исследованиях этого языка. Он отредактировал и подготовил к изданию уникальный «Иврит-русский словарь. Около 28 тыс. слов» (сост. Ф.Л. Шапиро, 1963), а его заключающий словарь «Грамматический очерк языка иврит» позволил изучать язык самостоятельно. Разрыв советско-израильских отношений в 1967 г. автоматически исключил иврит из программы учебных заведений на десятилетия.
 
Сложная геополитическая обстановка начала XXI в. вызвала повышенный интерес к такому важному экономическому партнёру России как Турция. В соответствии с традицией ИСАА Турция, как и любая страна, изучается многоаспектно: с точки зрения языка и литературы, истории, экономики, политики и культуры. Развитие тюркологии в университете связано с именем Н.К. Дмитриева, основателя кафедры тюркской филологии филологического факультета (1943). Учёный, знавший более 30 языков, создал основной научный фонд для исследования различных тюркских языков и диалектов, прежде не изучавшихся или малоизученных, и вёл одновременное исследование турецкого, азербайджанского, гагаузского, туркменского, балкарского, крымско-татарского, башкирского, татарского, кумыкского, казахского языков. Именно он наметил векторы развития, определившие деятельность кафедры на многие годы вперёд. В 1956 г. кафедра тюркской филологии была переведена в ИВЯ под руководство В.М. Насилова, занимавшегося исследованиями по центральноазиатской группе языков и древнетюркскому периоду.
Тюркологами были первый директор ИВЯ исламовед Н.А. Смирнов и специалист по огузским языкам Э.В. Севортян – первый декан историко-филологического факультета ИВЯ. Э.В. Севортяну принадлежит инициатива создания многотомного «Этимологического словаря тюркских языков», работа над которым продолжается и в настоящее время. Знатоком военно-политической истории Турции (1918–1939) был Е.Ф. Лудшувейт, легендарный комендант Потсдама (1945), сохранивший для истории дворцово-парковый ансамбль «прусского Версаля» Сан-Сусси. Долгое время в ИВЯ работал А.Ф. Миллер, один из первых учеников А.Е. Снесарева, занимавшийся историей советско-турецких отношений ещё на историческом факультете.
В числе авторитетнейших специалистов нашего времени – Д.М. Насилов, которому Президент Турции Абдуллах Гюль лично вручил орден «За заслуги», отметив его деятельность по «популяризации Турецкой Республики на международной арене в сфере науки и искусства»; президент ИСАА историк М.С. Мейер, часто выступающий в российских средствах массовой информации экспертом по непростым российско-турецким отношениям. Долгое время кафедрой тюркской филологии заведовали известные исследователи проблем турецкой разговорной речи С.А. Соколов и Ю.В. Щека. В настоящее время кафедрой руководит М.М. Репенкова, специалист по тюркским литературам.
Развал СССР в начале 1990-х гг. вызвал появление новых государств на постсоветском пространстве, что значительно расширило спектр языков, вовлечённых в учебный процесс. Турецкий язык сохранил центральное место основного восточного языка, но в качестве второго – были введены узбекский, туркменский и азербайджанский языки, возрождено преподавание османско-турецкого (Э.А. Грунина).
 
В отдельное направление, постепенно оформившееся в самостоятельную кафедру, выделилось изучение Кавказа и Центральной Азии, их культуры, истории и этнографии. Во главе кафедры стран Центральной Азии и Кавказа (2010) стоит исследователь современной Турции Ж.С. Сыздыкова. Специализирующиеся по этой кафедре получают знания по истории, политологии, экономике и филологии всех кавказских и азиатских республик бывшего СССР.
 
Подобно арабским странам, притягивающим к себе внимание на Ближнем Востоке, Китай – является таким центром на Дальнем Востоке. Число китаеведов в ИСАА вполне сравнимо с числом арабистов. По Китаю специализировались два директора института: И.И. Абылгазиев и А.В. Меликсетов.
Как и любые международные отношения советско-китайские и российско-китайские развиваются не линейно, чередуя напряжённость и разрядку.
Нельзя не отметить деятельность ректора И.Г. Петровского, в борьбе за создание и сохранение университетских центров подготовки востоковедческих кадров. Он, буквально, отстоял интересы университетской китаистики, эмоционально выступив на коллегии Министерства высшего образования СССР в 1954 г. Возможно этот доклад сыграл не последнюю роль в принятии знаменитого постановления Совета министров о создании специального востоковедного вуза – Института восточных языков при МГУ в 1956 г.
«В новой структуре Московского университета, представленной на утверждение в министерство, М.А. Прокофьев вычеркнул кафедру истории Китая на историческом факультете и кафедру китайской филологии на филологическом факультете. Мне представляется это неправильным. Сейчас у нас в стране имеется меньше десятка преподавателей вузов /в возрасте, требующем смены/, крайне перегруженных, которых снимают с педагогической работы для съезда партии, комсомола, экономической конференции, перевода произведений Мао Цзе-дуна, для любой ответственной работы. Те же люди работают над постановками китайских пьес, выставок китайского искусства и т.д. Переводами в Гослитиздате, издательстве иностранной литературы, журналах занимаются те же лица, им же принадлежат предисловия к книгам, выступления по радио и т.д.
Полноценных кадров у нас крайне мало. Есть специалисты по грамматике, но нет ни одного по фонетике, по диалектам Китая, по истории китайского языка. По китайской литературе на весь Советский Союз имеются 1 профессор и 2 доцента. Нет учебников по истории литературы, хрестоматий, монографий об отдельных разделах и крупных авторах. Литературное наследство Китая огромно и для него нужны десятки квалифицированных переводчиков. Нужно иметь хотя бы 10 студентов на V курсе, чтобы отобрать одного-двух в аспирантуру. Остальные пойдут преподавателями русского языка и литературы для китайских студентов, которые исчисляются тысячами, а сейчас занятия с ними ведут русисты.
Таково положение с подготовкой кадров по китайскому языку и литературе. Но таково же положение и с другими филологическими специальностями по Востоку. И аналогичное положение с кадрами историков – востоковедов. Там тоже нет квалифицированных кадров и потребность в них очень велика. Мне думается, что представление о “перепроизводстве” востоковедов объясняется неправильным распределением оканчивающих, а никак не действительным перепроизводством…».
 
В своей речи И.Г. Петровский говорил об уникальных специалистах – людях, для которых китайский язык был почти родным, которые много лет жили, работали или учились в Китае, ценили богатство китайской культуры, давшей начало одной из древнейших цивилизаций мира, осознавали высокую значимость советско-китайских отношений. В их число входили историк Л.В. Симоновская, дипломат и переводчик А.П. Рогачёв, экономист Г.В. Астафьев, филолог Л.Д. Позднеева, составившие основу профессорско-преподавательского коллектива ИВЯ.
Дружественные отношения между СССР и Китаем позволили уже в 1957 г. отправить на учёбу в Пекинский университет первых выпускников института, в числе которых была З.Г. Лапина, основательница лаборатории экологии культуры Востока.
Непосредственный контакт с носителями языка, погружение в языковую среду позволили кардинально пересмотреть методику преподавания китайского – одного из самых сложных восточных языков. Основной акцент был сделан на приобретении не только практических навыков чтения и письма, но и знаний о фонетической и грамматической структуре языка. Пионерские работы провёл М.К. Румянцев, применивший современные ему электронно-вычислительные машины к компьютерному моделированию единиц китайской речи. Исследование китайской просодии на базе метода машинного синтеза речи на тот момент не имело аналогов ни в отечественной, ни в зарубежной науке.
Серию учебников китайского языка нового поколения создали А.М. Карапетьянц и Тань Аошуан, предложившие оригинальную концепцию китайской грамматики. Учебник «История Китая» (1998) под редакцией А.В. Меликсетова, выдержал несколько изданий и является одним из основных вузовских учебников по этой тематике. Современная история Китая изучается специалистами под руководством К.М. Тертицкого, заведующего кафедрой истории Китая с 2004 г.
Многие преподаватели и выпускники известны прекрасными переводами китайской литературной и философской классики и современных произведений, в том числе Д.Н. Воскресенский (Фэн Мэнлун, Лин Мэнчу, Ли Юй, У Цзин-цзы), В.В. Малявин («Ле-цзы», «Чжуан-цзы», «Дао дэ цзин»), И.И. Семененко (Мэн-цзы, Лао-цзы, Конфуций), А.П. Рогачёв (Лу Синь, Лао Шэ, Ма Фэн, Си Жун, Цао Мин), С.А. Торопцев (Ли Бо), П.М. Устин (Пу Сунлин), М.Ю. Ульянов (Чжоу Цюйфэй).
Значимым событием стало открытие в МГУ Института Конфуция (2008), под научным руководством кафедры китайской филологии.
В 2016 г. на самом высоком уровне было подписано Соглашение о создании Ассоциации университетов России и Китайской Народной Республики. Из 25 тыс. китайских студентов, обучающихся в нашей стране – 1500 учатся в МГУ.
 
Непростым соседом для России на Дальнем Востоке наряду с Китаем является Япония. На протяжении всей истории двусторонних отношений между странами было достаточно конфликтов и противоречий. Современные российско-японские отношения также осложнены, поскольку геополитические интересы России и Японии во многом противоположны. В этих условиях необходимо находить точки взаимодействия, инициировать совместные проекты, прежде всего в образовательной сфере, направленные на изменение ситуации в лучшую сторону.
В 2016 г. было подписано Соглашение о создании Ассоциации высших учебных заведений России и Японии, направленное на расширение двустороннего сотрудничества в сфере науки и образования. Представители 42 университетов России и Японии договорились о реализации программ академических обменов, создании совместных образовательных программ, организации дистанционного обучения, проведении совместных научных исследований, издании совместных научных журналов, создании совместных лабораторий, исследовательских центров и научных парков. Московский университет сотрудничает с вузами Японии с 1968 г., когда было пописано первое соглашение с Университетом Васэда. На сегодняшний день в МГУ работают 116 соглашений с 50 японскими высшими учебными заведениями, научными организациями и компаниями.
Японская сторона высоко оценивает научно-просветительскую деятельность университетских преподавателей. Шесть учёных-японистов были удостоены ордена Восходящего солнца – второго по старшинству в Японии после ордена Хризантемы: С.А. Быкова (2014), И.В. Головнин, В.С. Гривнин (1997), В.П. Мазурик (2017), Л.Т. Нечаева (2015), Л.А. Стрижак (2005). Высокой награды удостоены ректор В.А. Садовничий (2008) и президент ИСАА М.С. Мейер (2010).
В 2014 г. лауреатом премии Японского фонда стала вся кафедра японской филологии за более чем полувековую плодотворную деятельность по развитию преподавания японского языка в нашей стране. На регулярной основе много лет проводятся всероссийские конференции по методике преподавания японского языка в школе и вузе, конкурс ораторов на японском языке среди студентов вузов стран СНГ, языковые и переводческие курсы повышения квалификации.
16 крупных японских учёных, политических и общественных деятелей удостоены звания Почётного доктора/профессора Московского университета. Единственным обладателем сразу обоих званий за уникальный вклад в сотрудничество с МГУ является Дайсаку Икэда.
Изучение японского языка, первоначально входившее в сферу языков и литератур Дальнего Востока, обрело самостоятельный статус в связи с созданием кафедры японской филологии (1971). Н.Г. Паюсовым и Е.В. Маевским были созданы первые в нашей стране учебные пособия по японской иероглифической скорописи и по старописьменному японскому языку (бунго), а «Учебник японского языка. В 2-х кн.» (1971–1973), написанный под руководством И.В. Головнина, стал стандартом не только для ИСАА, но и для других вузов страны.
Наряду с совершенствованием методики работы с языком, преподаватели разрабатывают уникальные культурологические курсы по японскому фольклору (А.Р. Садокова), по истории японского города (Г.Б. Навлицкая), по современному японскому этикету (Л.Г. Арешидзе).
К началу XXI в. углубление и расширение знаний о восточной стране, во многом обусловленное ростом международных связей, позволили не просто вести преподавание языка, но и дополнить учебный процесс специальными курсами по истории и культуре Японии. В 2003 г. одноимённую кафедру возглавила Е.К. Симонова-Гудзенко, ведущий отечественный специалист в области традиций синто и исторической географии Японии.
 
Дальний Восток предлагает исследователям огромное разнообразие языков и культур: Китай, Япония, Индия, Вьетнам, Корея, Монголия…
Дипломатические отношения СССР с Индией были установлены в 1947 г., и после 1991 г. договорная база была обновлена. Характерной чертой российско-индийских связей является высокая интенсивность политических контактов. Ежегодно проходят встречи и переговоры на высшем уровне, на которых обсуждаются ключевые сферы сотрудничества двух стран, а также актуальные международные и региональные проблемы. Посещение индийскими государственными и политическими деятелями Московского университета давно превратилось в добрую традицию. Первыми гостями МГУ стали в 1955 г. легендарные Джавахарлал Неру и Индира Ганди. При участии Президента Индии Пранаба Кумара Мукерджи в 2015 г. была подписана Декларация о создании Ассоциации университетов России и Индии.
Кафедры индийской филологии и истории Индии были образованы одновременно при создании ИВЯ. У их истоков стояли люди, не понаслышке знающие Восток. Историческое направление возглавил И.М. Рейснер, много лет проработавший в Афганистане и считавший эту страну ключом к Индии, а следом за ним А.М. Дьяков, медик по образованию, первый нарком здравоохранения Таджикской ССР (1924–1927). Одним из крупнейших знатоков древней Индии был Г.М. Бонгард-Левин, исследовавший проблемы происхождения древнеиндийской цивилизации и её народов. Благодаря его усилиям был создан Центр индологических и буддологических исследований (1999), к работе которого были привлечены многие зарубежные специалисты.
Список языков, на которых говорит Индия превышает 400 названий. В ИСАА ведётся преподавание самых распространённых индоевропейских языков. Первый заведующий кафедрой индийской филологии М.Н. Сотников работал как военный переводчик с хинди; А.Т. Аксёнов, также военный переводчик, преподавал панджаби. С 1987 г. кафедрой индийской филологии руководит Б.А. Захарьин, систематизировавший историю и типологию индоарийских, дардских и дравидийских языков, специализируясь на кашмири.
Помимо этого, преподаются санскрит и урду, который приобрел статус отдельной специальности в 1960-х гг. С этого времени периодически стали осуществляться наборы студентов в группы сингальского, бенгальского, панджабского языков, а также смешанные группы хинди-санскрит, урду-персидский. Только в ИСАА можно стать специалистом по тамильскому языку и литературе (А.М. Дубянский).
Комплексное изучение народов и отдельных областей Индии – этого субконтинента с полуторамиллиардным населением, привело к пониманию того, что развитие культур Индостана происходило во взаимосвязи друг с другом. Постепенно исследовательское поле расширялось. В него попали Шри-Ланка, Бангладеш, Непал, Пакистан. Весомый вклад в эту область знания внесли А.А. Вигасин, Б.А. Иванов, В.И. Павлов, А.М. Осипов. История Индии фактически переросла в историю Южной Азии, что нашло отражение в переименовании кафедры в начале 1970-х гг.
 
С именем А.А. Губера, специалиста по истории Индонезии, Вьетнама, Филиппин, связано становление академической и университетской школ страноведения Юго-Восточной Азии. Многообразие государств этого региона открывает перед настоящими и будущими исследователями неограниченные возможности: Вьетнам (Д.В. Деопик, О.В. Новакова), Таиланд (В.А. Дольникова), Цейлон, Шри-Ланка (А.Л. Сафронова), Камбоджа (Н.Н. Бектимирова). Под руководством М.Н. Пака сформировалась университетская школа исторического корееведения, был создан Международный центр корееведческих исследований (1991).
Современный языковый охват стран Юго-Восточной Азии включает бирманское, вьетнамское (В.В. Ремарчук, А.П. Шилтова), индонезийское, корейское, кхмерское, лаосско-тайское, малайзийское (Е.С. Кукушкина), монгольское и филиппинское направления. Кафедра филологии стран Юго-Восточной Азии, Кореи и Монголии приглашает для преподавания известных носителей языка – писателей, общественных деятелей и талантливых педагогов.
 
По решению ООН 1960 г. был провозглашён «Годом Африки»: статус независимых обрели 17 африканских государств, в том числе Бельгийское Конго, крупнейшие британские колонии Нигерия и Сомали. Дирекция ИВЯ отреагировала на эти масштабные политические события: впервые была набрана группа студентов для изучения суахили. По существу, событие знаменовало начало широкого и систематического изучения истории, культуры, экономики, политики, социологических проблем, языков и литератур народов Африки в МГУ. В 1962 г. на этой базе была создана кафедра африканистики, а в 1970 г – кафедра истории литератур стран Азии и Африки.
Научная проблематика была тесно переплетена, в связи с чем кафедра африканистики изначально имела статус комплексной и объединяла историков (А.С. Балезин, А.Б. Давидсон, Н.Г. Калинин, Э.С. Львова) и языко- и литературоведов (Э.Б. Ганкин, В.Я. Порхомовский, И.Н. Топорова, Н.В. Громова).
В настоящее время студенты обучаются крупнейшим языкам континента: африкаанс (ЮАР), амхарскому (Эфиопия), зулу (ЮАР), лингала (Конго), малагасийскому (Мадагаскар), суахили (Танзания, Кения, Уганда, Руанда, Бурунди, Конго, Сомали), фула (Нигерия, Нигер, Чад), хауса (Нигерия, Нигер, Судан, Камерун). Недавно, сотрудники кафедры под руководством Н.В. Громовой провели полевые исследования младописьменного не описанного ранее языка ндонде (Танзания).
 
Изменения в политической карте мира на протяжении веков, не прекращающееся перекраивание границ оставляют неизменным тот факт, что наряду с любым восточным языком студентам необходимо также основательно изучать основные европейские языки. Это хорошо понимали руководители университета и в 1957 г. проректор И.С. Галкин и директор ИВЯ Н.А. Смирнов обратились с письмом к М.А. Прокофьеву, заместителю министра высшего образования СССР, в котором обосновали необходимость наличия в институте самостоятельной кафедры западноевропейских языков. Кафедра была создана в том же 1957 г. Знание английского (Б.Н. Аксёненко, Л.В. Богаева, В.В. Преображенский), немецкого (М.В. Воронцова) и французского (Н.С. Смирнова) позволяет студентам знакомиться с достижениями европейского и американского востоковедения и даёт возможность проходить практику не только в странах изучаемого восточного языка.
 
Масштабная реорганизация института была произведена в 1972 г., когда ИВЯ руководил А.А. Ковалёв. К этому времени институт превратился в головной учебный и методический центр страны по подготовке востоковедов и африканистов, координирующий работу по созданию учебников и учебных пособий для студентов восточных факультетов других вузов. Была поставлена цель не просто готовить знатоков редких и трудных языков, но выпускать квалифицированных специалистов по истории, языкам, литературе, современной политике, экономике стран Азии и Африки, хорошо ориентирующихся в сложном и увлекательном мире традиций и современности азиатских и африканских народов.
В составе института был создан социально-экономический факультет руководил которым А.И. Шеин, получивший экономическое образование. На новый факультет была передана кафедра экономики и экономической географии стран Азии и Африки (1957), до этого обеспечивающая чтение курсов для студентов-филологов и историков. Изменение статуса позволило кафедре начать подготовку студентов-экономистов и разрабатывать курсы по изучению структуры и функционирования рыночных систем экономик стран Востока, их места в мировом хозяйстве и построению различных моделей экономического развития. Анализировались финансовые, демографические, экологические факторы в их отношении к экономике. Научно-преподавательскую деятельность на этом интегральном направлении вели и ведут В.Д. Андрианов, В.В. Бойцов, В.Г. Гельбрас, Г.П. Ежов, П.П. Моисеев, И.Л. Тимонина, Л.А. Фридман. Для чтения общетеоретических курсов математики, информатики и экономики приглашаются преподаватели механико-математического и экономического факультетов, факультета вычислительной математики и кибернетики.
 
В начале 1970-х гг. были также сделаны определённые шаги по изучению внешних экономических связей СССР, что в 1974 г. привело к созданию кафедры международных экономических отношений стран Азии и Африки и введена специальность «международные экономические отношения», которая ранее могла быть получена только в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО). Основные стандарты специальности, новые учебные курсы разрабатывал заведующий кафедрой И.О. Фаризов, преподававший ранее в МГИМО. Важнейшие направления кафедральных исследований – сравнительный анализ тенденций в экономиках стран Востока, Запада и России, процессы конвергенции и дивергенции в различных отраслях экономики, создание моделей экономического роста и прогнозирование. Крупным экспертом по Ближнему Востоку является В.А. Исаев; заведующий кафедрой с 1996 г. В.А. Мельянцев проводит анализ составляющих международной конкурентоспособности ведущих стран мира.
 
Разработки на экономическом поле логично дополняются изучением общественно-государственного устройства, социально-политического развития стран. В 1991 г. была создана кафедра политологии Востока (И.И. Абылгазиев, М.Ф. Видясова, Л.В. Гевелинг, Н.С. Кулешова, Ю.С. Пивоваров), взявшая на себя круг вопросов, связанных с современным развитием государств Азии и Африки в формирующемся многополюсном мире. В быстроменяющихся процессах регионализации и глобализации развивающегося мира необходимо уметь выделять и использовать основные векторы международной политики: ближневосточный, азиатский, африканский. В настоящее время наиболее остро стоят проблемы предупреждения и сопротивления международному терроризму, радикальному исламизму, требует особого внимания исследование феномена международной миграции населения.
 
ИСАА продолжает оставаться главной «кузницей» востоковедческих кадров в стране. В 2017 г. в институте обучались более 900 человек. При этом, главным остаётся качество образования, его многоаспектность, позволяющая выпускнику реализовать себя в различных сферах деятельности.

[1] Центральная приёмная комиссия МГУ. URL: http://cpk.msu.ru/files/2020/kcp_2.pdf
[2] Центральная приёмная комиссия МГУ. URL: http://cpk.msu.ru/files/2020/kcp_3.pdf
 
***